Записки потребителя…

Население Украины никак не может понять, почему оно ощущает себя еще и козлом отпущения за все грехи коммунального хозяйства? А между тем все просто. Состоявшийся 12 декабря семинар "Актуальные вопросы энергосбережения в ЖКХ", во многом дал ответ на этот вопрос… Нельзя сразу не отметить, что у некоторых выступающих было просто какое-то раздвоение личности. Странности пояснил один чиновник, который сказал, что все-таки "ситуация в жилкоммунхозе чувствуется и через призму собственной квартиры, в которой он платит за услуги 10 процентов своей зарплаты". Это значит, что хоть на девять десятых они чиновники, на одну десятую они - наши, потребители. И оказалось, этой десятой вполне достаточно, чтобы их "второе я" набросало массу информации для размышления, нам, братьям по несчастью.
Коммунальное хозяйство действительно один из наибольших потребителей энергоносителей. Ежегодно оно способно проглотить до 8,5 миллиарда кубометров газа и 9-10 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. В этом месте уже можно начинать смеяться или плакать. Сколько и чего именно потребляет ЖКХ, на сегодняшний день даже приблизительно (!) не знает никто… По признанию заместителя председателя Госжилкоммунхоза Александра Билянского, "когда мы начали реформировать коммунальное хозяйство, выяснилось, что существующая статистика ничего не отражает и опираться на нее нельзя…". Для сильно непонятливых поясним на пальцах: когда 6 декабря этого года проводилось селекторное совещание с энергетиками и коммунальщиками по поводу долгов последних, то внезапно выяснилось, что по статистике ЖКХ, коммунальщики должны НАК "Нефтегаз Украины" вдвое больше, чем… насчитал сам НАК!
Все вышесказанное можно трансформировать в одно: нужны деньги. Много. Когда дадите деньги, тогда и поборемся с потерями. А пока - мотивации нет. Этот фактор показывает, каков будет реальный выбор - или дать деньги на соответствующие программы, или согласиться на повышение тарифов. Последнее предпочтительнее, так как не только не нужно ничего вкладывать, но можно еще и дополнительно получить… Кстати, когда государственный чиновник обличает государство, которое и представляет, это и правда очень смешно.
Здесь нельзя согласиться с чиновником из жилкоммунхоза в том, что статистика его ведомства ничего не отражает. Позволив себе небезосновательно предположить, что в "Нефтегазе" это дело поставлено лучше, приходим к грустной мысли, что "лишняя" половина - это как раз тот самый воздух…
Много на семинаре говорилось и о нашей потребительской психологии. Привыкли мы еще с советских времен, что энергия у нас дешевле грязи, вот и платим как за грязь…
Пока же в стране есть только отдельные энтузиасты, на которых смотрят как на идиотов именно потому, что они хотят работать, а не делать вид, что работают. Именно они сумели показать, что после серьезных инвестиций в жилкоммунхоз можно существенно (вдвое и больше!!!) снизить тарифы для населения, а самим начать получать хорошую прибыль. Они же и посчитали: для того, чтобы получить 45 процентов всей возможной экономии в рамках энергосбережения, достаточно вложить лишь 4 процента всех средств в насосные станции. Только, вот, проблема. С ними не согласиться очень трудно, но проще не изменять привычного хода жизни: если повысить тарифы не нужно давать даже 4 процента… Разве не проще?
Впрочем, и с менталитетом у нас плохо. Не хотят внедрять энергосберегающие технологии ни директора, ни местная власть, - никто, хоть ты тресни! Не понимают, что энергосбережение - главный рычаг реформ в ЖКХ! А простимулировать нечем.
Примечательно, что в Белоруссии стимуляторы нашли быстро. Главным "вибратором" выступил сам президент - Александр Лукашенко. Он ввел положение, при котором главное условие контракта директора "Теплокоммунэнерго" - энергосбережение. Бедный чиновник поставлен перед жестким выбором: таки сберегать энергию или лететь с работы белым лебедем. Не смотря на то, что теплоэнергетики в результате мероприятий по энергосбережению сильно потеряли в доходах, Белоруссия поставила счетчики на все (!) квартиры страны и получила экономию энергоресурсов в 30 процентов.
У нас же позиция радеющих за энергосбережение проста: "Антимонопольный комитет официально заявляет, что тарифы всех коммунальных предприятий завышены в два раза… Нужно объяснять людям, что это - по сравнению с развитыми странами… У нас есть потери и это наш резерв… "Включая потери в тариф, мы не нарушаем существующего законодательства…Раньше потери были 10 процентов, теперь уже 40, а в водоснабжении и отведении еще больше...", - заметил Александр Билянский.
Ну, как тут мне, потребителю объяснить, что у них потери, растут как на дрожжах, а я у них - крайний!
Впрочем, есть выход! Пусть объяснят в магазине, что у меня… большие финансовые потери. А на самом деле я нес в кассу гораздо больше денег. Пусть заплатят мне за них колбасой или сыром. Я даже согласен на 30 процентов. Это меньше, чем в ЖКХ. Правда здесь возникает крамольный вопрос: может все-таки не потери, может, как в Белоруссии - чьи-то доходы? Красной строкой через весь семинар шла тема тарифов. Поначалу бодро повозмущавшись, что вся коммунальная тяжесть упала на плечи населения, к финалу практически все приходили к мысли, что мнение сверху "не повышать тарифы в ЖКХ" - это чистый популизм. И, честно говоря, слушая их, я верил, что тарифы повышать будут. И даже очень.
Логика здесь проста. Почему обилие программ по энергосбережению, существующих в Украине, не действует? Недостаточное финансирование… Намек поняли?. Почему нет реальных, сколько-нибудь значимых мер по снижению потерь в ЖКХ? Сами догадались? Правильно - опять финансирование. Почему никто не заинтересован в снижении этих потерь? А кто за них платит? Государство, местные власти, коммунальные предприятия? Почему жилкоммунхоз является "черной дырой" экономики, но это всех устраивает?
Возможно, единственным способом сдвинуть дело с мертвой точки является "белорусский опыт". Когда каждый будет платить только за потребленное, да еще и надлежащего качества, потери волшебным образом исчезнут. Но кто пробовал пройти весь путь с установкой, к примеру, тепловых счетчиков (даже за свой счет), знает, что все точь-в-точь как по Библии - "проще верблюду пролезть в игольное ушко…".
Только, вот, все-таки, нам почему-то куда больше нравится опыт датский, при котором любой гражданин не имеет права отказаться от централизованного отопления. Даже если и не имеет его, а установил свое, частное, все равно платит и за централизованное тоже…
Слушая заместителя председателя Госкомэнергосбережения Виктора Жовтянского о том, что нужно сделать в жилкоммунхозе, если не повышать тарифы, все очень хорошо понимаешь. "Нужно добиться полной оплаты за потребленные ресурсы (нереально, т.к. неизвестно сколько ресурсов потребляется), ликвидировать ситуацию при которой в ЖКХ нет реального собственника (кто желает собственности - подходи), оборудовать счетчиками потребителей (соотвествующая госпрограмма есть еще с 1995 года, но… ), установить нормальные тарифы (без комментариев), улучшить качества услуг (аналогично) и механизм субсидирования населения".
Для того, чтобы не сильно резать слух населению, уже стали применять альтернативные формулировки. К примеру, у нас нет повышения тарифов. Но у нас есть "тарифная политика", при которой тарифы в определенных случаях будут повышаться… Какие это случаи? Спросите что полегче.
О том, что все к этому и идет, говорят оглашенные на днях замгоссекретарем Минэкономики Людмилой Мусиной планы пересмотреть нынешние, заниженные (!) тарифы на энергоносители для населения. По данным ее ведомства, тариф на электроэнергию составляет 63 процента себестоимости, а газа - 52. Поэтому нужна "оптимизация". Правда, неизвестно, как быть с заявлением Антимонопольного комитета, что тарифы завышены вдвое и с признанием, что потери в электроэнергетике около 40 процентов?
Видимо мне и остальным потребителям будут неустанно разъяснять...
Михаил Попов

  • В той ситуации, в которой оказались все мы после 21-го ноября просто нельзя оставаться «не определившимся» или «согласным» «с предыдущим оратором», как говаривали у нас в не столь уж отдаленные времена[...]
  • На шлаковый отвал Енакиевского металлургического завода они, как и многие другие, не имеющие средств на жизнь, пошли в поисках металлолома. С тяжелыми ожогами двадцатилетний Александр Смык, тридцатичетырехлетний Алексей Новодранов и тридцативосьмилетний Анатолий Кузьмин доставлены в центральную городскую больниц[...]