Из половы хлеба не спечешь…

Украина, Украина - золотое жито…
Шли мы раньше в запорожцы,
А теперь в - бандиты.

Эдуард Багрицкий

Известие про законопроект о реабилитации ОУН-УПА встречено обществом на удивление спокойно. Однако вялая реакция явно обманчива. Оуновская тема служит наглядным доказательством того, что на разных берегах небольшой речушки Збруч живут люди, внешне вроде бы очень похожие между собой, но разительно отличающиеся друг от друга системой ценностей, выработанной историческим прошлым.
Ученые считают, что болезненное национальное чувство западных украинцев, прежде всего галичан - результат их многовекового развития в чуждой национальной среде (Польша, Австро-Венгрия) и неблагоприятных для собственного этнического самовыражения условиях. Жители основной части Украины, благодаря единству с Россией, вообще не могли иметь даже представления о каком бы то ни было национальном, религиозном, и, уж тем более, культурном ущемлении.
Как пишет львовская журналистка Жанна Руденко, галицкая пресса весьма активно ведет поиск свежей информации, которая могла бы приблизить имидж бандита к современным воспитательным задачам. Правда, это почему-то все время не удается. Точнее, удается, с точностью до наоборот. Все осложняется тем, что (к нескрываемым досаде, обиде и злобе националистов), за последние годы ни в Украине, ни за ее пределами не появилось ни единой строчки каких-либо "живых" записок или воспоминаний о столь известном человеке, как Степан Бендера. Если уж и упоминалось это имя, то чаще всего самими украинцами, живущими за пределами исторической родины. И говорят о нем откровенно плохо.
Тех, кто сегодня озабочен реабилитацией бандитов, это никак не может устроить. И, вот, в газетах Галичины прошла информация о том, что "группа ученых Ивано-Франковска призывает украинцев всего мира помочь в создании полноценного музея Степана Бандеры, который бы стал учебно-методической и воспитательной структурой Прикарпатского университета им. В. Стефаника".
У нас всегда способны сделать то, на что не рискуют более просвещенные… Даже неофашисты в странах, если можно так выразиться, "разнузданной" демократии, до такого морального уродства не опускаются. Ну, кому бы пришло в голову. Например, в "штатах" создать "воспитательную" структуру на примере "жизни и деятельности" Аль Капоне? Идиотизм? Ничуть! Берите пример с наших!…
И вот уже "научные работники" просят организовать сбор вещевых экспонатов, документов и публикаций о жизни и деятельности вождя ОУН, а также оказать возможную финансовую помощь для реконструкции ранее открытого музейного комплекса.
Но… удивительное дело! Как будто сама эта музейно-воспитательная возня противится всему тому, что пытаются сотворить ее идеологи. Ну, не получается "образ" и точка!
Самую сногсшибательную информацию о вождях ОУН дают источники украинской диаспоры, которая многие годы собирала научные разработки, мемуары, документы и другие архивные реликвии своей среды. Судя по сведениям отсюда, сколько-нибудь серьезно нельзя говорить о политической "подкладке" "движения", которое удалось возглавить Степане Бандере. Речь идет о заурядной бандитской среде и клановых разборках. Политика и всякие там "патриотические" мотивы, здесь, как говорится, "и не ночевали". Впрочем, именно так и считают сами историки зарубежного крыла украинских националистов. По сведениям историка Марка Антоновича, лучше всего характеризует Степана Бандеру и нравы его окружения личная жизнь самого "героя".
Ищите женщину! - говорят французы. И всякий раз оказываются правы. Взлету, если так можно сказать, своей "карьеры" отморозок был обязан красавице Анне Чемеринской.
Высокая, стройная, похожая на богиню девушка, тоже была студенткой, но училась во Львовском университете. Как настоящая украинская патриотка, она с готовностью окунулась в работу национальной нелегальной организации с ее напряженной атмосферой конспираций, возможных полицейских арестов, изнурительных будней. Анна очень скоро стала связной между вышестоящим и краевым проводом ОУН. Степан Бандера не устоял перед чарами прекрасных женских глаз и решил действовать дерзко и напористо. Однако в ответ получил на виду у коллег такую звонкую пощечину, что ее отголосок покатился в будущие десятилетия.
Дело в том, что Анна выбрала себе другого ровесника, который и обликом. и интеллектом был краше Степана, к тому же, был повыше рангом в организации. Что мог поделать Бандера, если его соперником оказался сам Ярослав Барановский - правая рука вождей ОУН Евгена Коновальца, а потом и Андрея Мельника? Это был своеобразный Джеймс Бонд, перед обликом которого тускнел малорослый, узкогрудый, начинающий лысеть Степан, хотя, без сомнения, он обладал и силой воли, и острым коварным умом.
В сентябре 1939 года Польши как независимого государства не стало, а ее политические узники оказались на свободе. Но к этому времени Анна Чемеринская уже успела выйти замуж за Ярослава Барановского и, очевидно, не подозревала, что за каждым шагом ее семейства зорко следили глаза влюбленного и мстительного Бандеры. Прозрение наступило, когда Степан предъявил сопернику обвинение в партийной измене и потребовал у Андрея Мельника отставки Барановского. Вождь в наветы не поверил и любимца на заклание не отдал. Тогда 10 февраля 1940 года в оккупированном немцами Кракове Бандера объявил о выходе из мельниковской партии и с группой единомышленников создал свою ОУН. Чтобы хоть как-то помешать расколу, Ярослав Барановский решает добровольно уйти из политики и вместе с Анной переезжает во Львов, где семья поселяется у родителей жены.
Однако расправа с настоящим политическим лидером не заставила себя долго ждать. В мае 1943 года полицейский патруль подобрал возле политехнического института труп неизвестного мужчины, а специальная экспертиза установила, что пострадавший убит киллером-профессионалом - пуля вошла точно в левый глаз. Застреленным оказался Ярослав Барановский.
На следующий день бандеровское крыло украинских националистов поспешило публично объявить о своей непричастности к теракту, тем самым невольно продемонстрировав свою полную к этому причастность. И националисты из лагеря Барановского до сих пор продолжают утверждать, что это убийство было делом рук отморозков Бандеры. Именно отморозков, - потому что о "политической деятельности" там, где на сцену выходит личная месть, говорить не приходится.
А что же произошло с вдовой? Со временем она эмигрировала в Соединенные Штаты, где вторично вышла замуж. В 1948 году Анна неожиданно получила письмо от Степана Бандеры. Пройдя своими кругами судьбы, он из Мюнхена просил у нее прощения, хотя писал, что его личной вины в убийстве Ярослава нет. Но Анна ответила на послание своего поклонника открытым письмом в одной из диаспорных газет, где гневно заявила: "Воспринимайте это письмо, как мою вторую пощечину, господин Бандера!".
Женщине, которой суждено было невольно выдать "политический билет" недостойному человеку прожила, в общем-то счастливую жизнь. 13 января 1997 года ей исполнилось 90 лет. С тех пор о ней ничего не слышно...

  • В той ситуации, в которой оказались все мы после 21-го ноября просто нельзя оставаться «не определившимся» или «согласным» «с предыдущим оратором», как говаривали у нас в не столь уж отдаленные времена[...]
  • Мы все родились под одной звездой. К сожалению, или к счастью, - пятиконечной. Можно верить оккультистам, магам или священникам, утверждающим, что это знак "падшего Ангела - Люцифера", можно и не верить. Более просвещенные толкователи утверждают, что эта пентаграмма символизирует двойственность природы явлений и самого человека[...]