Клоны, стадо и реклама…

Клоны, стадо и реклама…

А есть ли у нас это национальное ТВ? Ответить на этот вопрос нетрудно любому, кто подключен к кабельному телевидению. Думаю, еще проще на этот вопрос ответит любой владелец спутниковой «тарелки». Национального, в подлинном смысле этого слова, телевидения у нас нет. Можно сколько угодно показывать на экране шаровары и казаков, сколько угодно изобретать на украинском новые несуразные слова, национального содержания это нашему телевидению не прибавит. Скорее, убавит. Да и не зря говорят на востоке: «Сколько ни говори халва, во рту сладко не станет!».
Можно переключать десять, тридцать, сто каналов, — результат будет один и тот же. Клоны-телепередачи, клоны-новости, клоны-дизайн и оформление, клоны-темы, клоны игры, то есть, клон-содержание. Всего этого наше телевидение даже не скрывает.
Кстати об играх. Без исключения, все они – безнравственны по идее, аморальны по содержанию, чужие – по происхождению, бездарны по форме. Даже самая замечательная, пережившая годы и самая известная из всех – «знатоки», и та ущербна, ведь в основе и ее главный приз – деньги.

Мы не замечаем. Мы не задумываемся. Как будто ничего особенного не происходит. А ведь у нас давно исчезло телевидение. То есть, работают все телецентры, на всех телеканалах, по-прежнему зажигаются миллионы голубых экранов. Но телевидения все же нет. Есть беспрерывная, беспардонная, доведенная до крайней степени бессмыслия реклама, периодически прерываемая анонсами многосерийного телефильма, или будущей телепередачи. В самом неожиданном и неподходящем месте вторгается реклама на гораздо большем уровне громкости, выбивая все впечатления от раннее увиденного, даже если было что увидеть.
Рекламируют что угодно без всякого порядка и смысла, без понимания в какой программе, на какую тему разрывает просмотр рекламный сюжет. Ты смотришь новость о прозябающем городе с нищим населением, и тут же тебе предлагают «выгодную» покупку авто, «недорого», всего лишь за двадцать тысяч у.е или «домик в деревне», тоже «недорого», «от пятидесяти тысяч»… После передачи об очередном скандале и коррупции чиновников, развалившим порученное им дело, обанкротившим банк, могут настойчиво предлагать вложить свои кровные сбережения под «выгодные» проценты в другой банк. Я уже не говорю о рекламе презервативов на фоне порнографических сцен в передачах для детей, или о тех же «прокладках с крылышками» в тех же детских передачах. А шикарные офисы и благополучные лица, которых никогда не встретишь на улице, пьющие «Нескафе» и умирающие от восторга, отхлебывая «Липтон», на фоне репортажа о старике, умершем от переохлаждения в холодной квартире без тепла, воды и света!
Молодежные и спортивные программы лучше всего сочетать с рекламой самых новых сортов водки и морем пива впридачу. А с каким волшебным придыханием, шепчут «Биленька-а-а-а…» или «Хо-о-о-ортиця…», словно речь идет о первой любви, возвышенных чувствах, вдохновении и творчестве!
Вот, оказывается, кто и каким способом приучает нашу молодежь к пьянству, которое повсеместно просто становится модным атрибутом «стиля».
Кстати, о стиле. Не так давно пришлось ехать в Одессу к дочери. И я с изумлением обнаружил, что вся моя поездка туда и обратно проходила, словно в стойле. Когда водитель отключал музыку и в салоне воцарялась на минуту тишина, это была тишина хлева, в котором животные непрерывно жуют. То же самое было в салоне. Лица молодых, надувающих на губе пузыри от жвачки, носы, уткнутые в кульки с поп корном или чипсами, бульканье пива в животах. Жуют, жуют, жуют и чавкают. И это повсюду. На улице непременные атрибуты парней – наушники и бутылка пива в руке, пузыри на губах, хот-дог, который иной раз даже не запихивается в рот.
И улица, и транспорт – слепок с телевизионного ролика! Это страшно. Ты перестаешь видеть на лицах человеческие черты во всем этом жующем, плюющем, курящем и пьющем населении! Ни эмоций, ни мыслей, ни чувства! Вот он, извините за каламбур, налицо действенность рекламы.
А ведь она становится все изощренней и изощренней. И если, например, запрещают прямо рекламировать водку, соблюдается видимы порядок: на этот раз, совершенно ненавязчиво, как о самой водке, неброско, малозаметно, — мелким шрифтом идут титры о том, что «Надмірне вживання алкоголю шкодить здоров’ю».
Да кому до этого дело, если десятки раз в день показывают производство пива и водки. В погоне за выручкой, мораль и совесть неуместны, уместна, я бы сказал, преступная пропаганда пьянства, обоснованная, аргументированная, привлекательная «имиджем» современного человека, пропаганда «стиля жизни», который немыслим без водки и пива.
Мы как-то и не заметили, что нашему ТВ привили сначала заокеанский стиль работы, подготовки и представления информации, а потом уже привили сначала телевидению, теперь. Через него, хозят привить всем нам и американский образ мысли. Если говорить о нашем ТВ, сомневаюсь, что по отношению к нему можно всерьез употреблять такое понятие, как наличие мысли…
Не верите? Давайте конкретно. О какой «мысли», например, может идти речь, если пятеро участников шоу за круглым столом по «1+1» всерьез обсуждали проблему перевода украинской словесности и письменности на… латиницу. Реклама водки к этому застолью пятерых была вполне уместна, потому что только в состоянии белой горячки до такого и можно додуматься.
Существует немало других передач, так сказать, в пограничных состояниях белой горячки, когда, настойчиво уверяют историки, археологи, доморощенные философы, что все нации и народы произошли от украинцев в области нынешней Галичины, что Иисус Христос родом с Ивано-Франковщины, а шумеры пришли на Ближний Восток из степей Украины.
Поражает и информация. Об одном и том же событии из новостей можно узнать совершенно разные, иногда, прямо противоположные сведения, если, например, посмотреть «1+1», «Евроньюс», «ОРТ», «РТР» и «5-й канал». Если не способен анализировать, не обладаешь скептическим умом, растеряешься. А если обладаешь и способен - охота смотреть такое ТВ явно отпадет.
Телевидение – величайшее изобретение нашего времени. Информация – самая разнообразная и решительно обо всем. Телевидение не только отдых и развлечение – это учеба и пропаганда; самые полные сведения об окружающем нас мире, науке и культуре, развитии общества. Иными словами телевидение – библиотека и кинозал, научная лаборатория и театр военных действий, трибуна парламента и полеты в космос – все, что можно увидеть через объектив, услышать и осмыслить.
Ничего подобного в нашем телевидении нет или почти нет. Если вы случайно включите телевизор, то наверняка наткнетесь на истерические вопли «Покупайте!» и «Смотрите!». Покупайте, неважно, что неважно, что оно вам совершенно не нужно, главное «покупайте» и вы осчастливите себя и своих близких. Смотрите – очередной бренд об убийцах, насильниках и вампирах! «Лучшие» сцены вырежут и покажут в рекламе неоднократно.
Наше многоканальное телевидение слишком многоканально. Слишком, потому что, за редким исключением, оно клонированное. Если из программ большинства каналов изъять рекламу и многосерийки, где, в основном стреляют, режут и взрывают и, конечно же, пьянствуют, если из трансляций одних каналов вырезать ретрансляции других, в большинстве случаев почти ничего не останется.
В Советской Украине телевидение обладало смыслом. Содержательность телепередач – была его критерием. Пускай слишком много времени уделялось пропаганде, это правда. Но и в этом случае лучше пропаганда трезвости, чем пьянства. Да ведь и сама по себе пропаганда на ТВ никуда не делась. Только теперь за нее платят и кто платит больше, у того и больше эфирного времени на пропаганду. Так что с производителями и торговцами водки тягаться тут просто некому.
А эстрада и музыка? С 1992 года я так ни разу и не слыхал ни «Червону руту», ни «Засвистали козаченьки», «Військо йде» ни «Чорні очі» ни много другого народного. Не в почете и песни украинских авторов. Зато патриоты приспособили «українську мову», чтобы воспевать и расхваливать секс, наркотики, алкоголь, возбуждать «адреналин» и так далее, не говоря уже о «песенном творчестве» по отношению к «Нескафе», «Галина Бланка», «Нествик», естественно, опять же, к пиву и водке и так далее.
Можно только пожалеть артистов, вынужденных свой труд и свое мастерство разменивать ради существенной прибавки к жалованью на, в сущности, бессовестное занятие. Вся эта какофония громко и назойливо вторглась в нашу жизнь на смене эпох, и с той поры не отпускает наше внимание и на один час, превращаясь в откровенное издевательство над зрителем, что вполне можно квалифицировать уже как нарушение прав человека.
Если ко всему этому добавить украинское озвучивание голливудской стряпни, не порадуешься тому, на что в дейсчтвительности употребляется распространение украинского языка. В него внедрились насильно и английский язык, и слэнг. Все эти «бренды», «блок-бастеры», «эксклюзивы», «инсталляции», «римейки» и прочая прочая, совершенно просто звучат и на русском, и на украинском языке другими, нашими, понятными словами, как лучший, первый, отличный, исключительный, перепевки, размещение, выставка и так далее. В националистическом угаре сделать все непохожим на русское, у нас делают все непохожим именно на украинское. И смесь французского с нижегородским, — явление на телевидении столь же заметное, сколько секс и реклама.
Люди старшего поколения помнят фильм «Дети капитана Гранта», — экранизацию в Советском Союзе известного произведения Жюля Верна. Герои фильма отправляются на поиски и спасение попавших в беду моряков не ради наград и выгоды, а движимые только чувством добра и долга. Без массовых убийств и насилия они, преодолевая различные приключения, огибая земной шар, добиваются своей цели, и побеждают. Песня «Веселый ветер» долго была любимой песней молодых. Были и другие не менее яркие произведения. А ведь время было трудное со многими сложностями. Партийные и политические силы, победившие в Гражданской войне, вели жестокую междоусобную борьбу за власть, вовлекая в это народ, обрекая его на страх и бедность. Но в обществе сильны были идеи справедливости, служения общему делу, ненависти к угнетению, стяжательству и накопительству. Те, для кого были близки герои старого фильма, для кого идеи социальной справедливости не были пустым звуком, защищали Брестскую крепость, штурмовали Берлин, и, разгромив полуторамиллионную Квантунскую армию, окончили Вторую мировую войну.
Деньги! Побольше денег. Единственное исчерпывающее кредо всего нынешнего содержания и смысла телевидения. Об этом вопит, поет, рассыпается миллионами убедительных кадров реклама, об этом кровавые сериалы, об этом репортажи с места событий. Нынешний герой экрана - не защитник слабых и обиженных, его путь усеян трупами и правых, и неправых, и виноватых, и невинных. Проходя сквозь лавину огня, без единой царапины, он уничтожает при этом десятки врагов и, наконец, добравшись до главного неприятеля, бросив пистолеты, устраивает с ним мордобой и кулаками его убивает. Как награда герою достается солидный куш и любовь красоток. Этот бездарный, откровенно идиотский штамп переходит из серила в сериал, который люди моего поколения, да и среднего возраста не смотрят. А смотрят и «воспитываются», впитывают эти образы в себя, как губка, наши подростки.
Кого мы вырастим, если сегодня их главный герой – человек, проливающий кровь, умеющий драться и убивать, жестоко расправляющийся со всеми, кто стоит на его пути к обогащению и благополучию. Новый тип обязательного, всеми любимого героя сериалов – это криминальный авторитет, окруженный охраной, это – «горилла», выполняющая любые повеления хозяина. И везде – деньги, деньги, деньги и преступления, совершаемые ради них.
Телевидение — мощный инструмент культуры, знаний, духовности и человечности. Но к нынешнему телевидению понятие такого инструмента не применимо. А те программы, где все-таки хоть что-то пытаются сказать об этом подаются исключительно в рамках рубрик, типа «запредельное», «неведомое» и так далее. То есть, это, что, для нас уже неведомое, уже запредельное!?. То есть, это как бы – не о нашей жизни, к нам не относится, и вообще из ряда вон выходящее?!.
Получается, что именно так. Телесериалы, реклама вездесущая и наглая. Боевики в книжных развалах с перекошенными лицами и пистолетами в руках, с оголенными женскими телами на обложках, безработица в жизни, отсутствие всяких перспектив добиться в дальнейшем каких-либо реальных успехов, и улица где так нужны деньги. Вот — реальность для многих из числа молодежи.
Разве мы этого для них хотим?
Дмитрий Заец,
пенсионер, ветеран Великой Отечественной войны

  • История политических отравлений — это книга, которая никогда не будет написана. Большинство страниц в ней не могут быть заполнены — об этом позаботились те, чьи имена и деяния должны были быть начертаны там. Сколько правителей, умерших, как считают, своей смертью, в действительности были отравлены? Достоянием историков стали лишь попытки, окончившиеся неудачно, или успешные, но имевшие болтливых свидетелей. Память же о большей части злодеяний ушла в небытие вместе с теми, кто совершил их[...]
  • Остров Змеиный, - потенциально "горячая точка" на теле Украины, - постоянно подвергается искусственному обострению политических конфликтов с соседней Румынией. История эта имеет глубокие корни[...]