Посмотрим правде в глаза

Пока украинский парламент маялся дурью с законом об отмывании денег, россияне усилили свой "антиотмывочный" закон, приняли делегацию FATF, устроили первую международную инспекцию банков и осудили первого олигарха. То есть сделали все, чтобы выйти из "черного списка". Мы тоже сделали все… чтобы не выйти. Не нужно никакого комментария, чтобы проиллюстрировать это. Только факты. И судите сами…

Россия
С 23 сентября в России находилась делегация FATF, прибывшая для оценки достоверности мер борьбы по отмыванию денег. Эксперты FATF посетили офисы комитета по финансовому мониторингу.
24 сентября представители FATF начали ревизию российских банков. Первыми стали "Сбербанк", "Внешторгбанк", "Пробизнесбанк" и банк "Зенит". Банкиры заявили, что эффективно бороться с отмыванием им мешают две вещи. Первое: деньги отмываются через фирмы, зарегистрированные по украденным паспортам или документам умерших людей, а кредитные организации не имеют доступа к базам данных об утерянных паспортах, о судимостях. Т.е. такой доступ нужно закрепить законодательно. Второе: нет обратной связи с Комитетом по финансовому мониторингу (КФМ), который не сообщает о результатах проведенных им проверок.
25 сентября состоялась конференция по поводу визита миссии FATF. Главная тема: насколько российские финансовые потоки очистились от нелегальных операций с момента занесения страны в "черный список" FATF. На этой же конференции было объяснено, что Россия попала туда в 2000 году из-за совпадения 11 из 25 критериев, позволяющих определить страны, не участвующие в сотрудничестве с международным сообществом в борьбе с отмыванием капитала. Здесь можно открывать анонимные банковские счета на заведомо фиктивные имена, отсутствовала система контроля за подозрительными финансовыми операциями. Кроме того, страна не отвечала на запросы других государств, закрывала доступ к судебной информации, а среди российских чиновников, как считали в FATF, распространены коррупция и недостаток квалификации.
В тот же день Гагаринский суд города Москвы приговорил бывшего президента "Сибура" Якова Голдовского и его заместителя по правовым вопросам Евгения Кощица к семи месяцам лишения свободы. Генпрокуратура инкриминировала миллионеру Голдовскому злоупотребление полномочиями с причинением тяжких последствий, хищением вверенного имущества, легализацию денежных средств, приобретенных незаконным путем, а также использование заведомо подложного документа. Осуждение Голдовского стало прецедентом в упрятывании за решетку одного из наиболее богатых людей России.
26 сентября в МВД России было создано оперативно-розыскное бюро по выявлению преступлений, связанных с легализацией доходов, полученных от продажи оружия, наркоторговли, проституции, а также преступлений в сфере экономики. Бюро вошло в структуру управления по борьбе с экономическими преступлениями, но фактически станет подразделением КФМ.
27 сентября Госдума приняла во втором чтении законопроект о внесении изменений и дополнений в федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем". Законопроект был поддержан абсолютным большинством депутатов: "за" - 388 человек, "против" и воздержавшихся не было.
Согласно закону, существенную редакцию претерпела статья "Операции с денежными средствами или иным имуществом, подлежащими обязательному контролю". Теперь обязательному контролю подлежат операции, если сумма, на которую они совершаются, равна или эквивалентна в валюте 600 тыс. руб. (приблизительно, $20 тыс.). Это касается случаев, когда сделка осуществляется денежными средствами в наличной форме (предоставление или получение кредита, операции с ценными бумагами, сделки с движимым имуществом).
Украина
23 сентября ГНАУ сообщила, что в рамках борьбы с отмыванием грязных денег ею арестованы активы предприятий в сумме 8,3 млн. грн., насчитана доплата в бюджет в сумме почти 122 млн. грн. По материалам налоговиков возбуждено 319 уголовных дел, из них 182 - за уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах.
При этом налоговики не преминули заметить, что среди перечисленных "отмывателей" большая часть - это вполне респектабельные предприятия, должностные лица которых таким образом уклоняются от уплаты налогов. На данный рапорт в секретариате FATF ответили, что отмывание - это превращение преступных капиталов в непреступные. А все остальное относится к неуплате налогов. И сделали себе пометку "провести в Украине дополнительные лекции для разъяснения непонятливым сути отмывочных процессов".
24 сентября главное контрольно-ревизионное управление (КРУ) внесло соответствующие изменения в свои нормативные акты и начало работу с Минфином (в составе которого действует департамент финансового мониторинга) по координации совместной борьбы с отмыванием денег. Руководитель КРУ, экс-министр финансов Петр Германчук заявил, что теперь проверки использования бюджетных средств, проводимые его управлением, будут направлены на поиск "отмытых денег". Если учитывать, что КРУ в основном проверяет школы, больницы и местные органы власти, то можно предположить наличие весьма незначительного "улова". В секретариате FATF официально на это никак не прореагировали, а неофициально ухмыльнулись, дескать "Простота хуже воровства".
25 сентября Печерский районный суд Киева удовлетворил иск депутата Леонида Черновецкого, признав недействительным постановление Кабинета министров № 700 "Об определении критериев отнесения финансовых операций к сомнительным или необычным", и обязал Кабмин отменить его. Судом было установлено, что обжалуемое постановление нарушает права заявителя, а его применение на практике повлечет за собой "отток клиентов". Еще одним мотивом судебного решения было то, что сейчас в Украине нет закона, обязывающего финансовые учреждения предоставлять информацию об операциях своих клиентов. А пресловутое 700-е постановление облекает в тогу сомнительных абсолютное большинство финансовых трансакций, осуществляемых вполне благополучными субъектами хозяйствования и людьми без криминального прошлого.
В тот же день "Наша Украина" приняла решение, озвученное Виктором Пинзеником, не голосовать за кабминовский проект антиотмывочного закона. Мотивируя свое решение тем, что данная редакция документа создаст проблемы не только для предпринимателей, но и для других граждан, поскольку закон "призван не бороться с теневыми прибылями, а "взять на крючок" каждого гражданина". Более того, фракция "НУ" пообещала через месяц подготовить свой проект закона и внести его на рассмотрение парламента.
26 сентября министр финансов Игорь Юшко сказал, что он не видит никаких оснований что-нибудь менять в предложенном на второе чтение законе об отмывании. "Принципы, которые применены в законопроекте, принципы в отнесении критериев (сомнительных финансовых операций), они международно признаны. Можно смотреть литературно, но, по сути, я не вижу, что можно изменить", - сказал Юшко.
В тот же день законопроект не был вынесен на голосование в парламенте, и его рассмотрение было отложено. После того, как стало ясно, что до сессии FATF, которая начинается 9 октября, а, тем более, до окончания подготовки проектов решений по "черносписочным" странам, 7 октября парламент не проголосует, Минфин с грустью перечислил список предполагаемых санкций. Так, по мнению финансового ведомства, непринятие закона может повлечь за собой ограничение расчетов украинских граждан за границей, корреспондентских отношений украинских банков с банками стран-членов FATF, усложнение процедур вступления в ВТО.
В политике всегда есть место истинам, которые не принято говорить вслух. Очевидно, что сами парламентские разработчики закона не хотели его принятия. Не случайно докладчик проекта от комитета просто не явился на пленарное заседание, а заместитель Сергея Буряка банкир Виктор Капустин, выйдя на трибуну, попросил перенести обсуждение куда-нибудь "подальше". И с легкой душой сошел с трибуны. Кроме того, не секрет, что "НУ" всеми силами стремится организовать неприятности правящему режиму и частью этих неприятностей сделать завал бюджета и "антиотмывочного" закона. По принципу - чем больше дестабилизации, тем быстрее к революции. Наконец, очевидно, что в желании превратить законодательный акт то ли в удавку для политических противников, то ли в бессодержательный антураж для Запада, кое-кто переусердствовал. Текст получился "тот, что надо": никакой реальной борьбы с гнусными бандитскими деньгами, зато "удавить" под видом сомнительных операций можно любого. Короче говоря, в Украине есть причины и люди, которые не дают принять закон о борьбе с отмыванием и ждут санкций с такой же надеждой, как замерзший студент последнюю маршрутку.
Галина Моисеева

  • В той ситуации, в которой оказались все мы после 21-го ноября просто нельзя оставаться «не определившимся» или «согласным» «с предыдущим оратором», как говаривали у нас в не столь уж отдаленные времена[...]
  • Я думаю, что мы в принципе опоздали очень серьезно с реформой политической системы. Помните, лет пять назад было очень популярно мнение, что экономика определяет политику, что она первична, - а оказалось, что все же политическая структура первична. Реформа политической системы была запущена, и сейчас мы ощущаем последствия[...]