Подлинная помощь

Эта история началась в 1989 году, когда берлинец Клаус Лихтенберг впервые попал в Украину. В семье, где он гостил, была маленькая девочка, которая полюбила Клауса как отца. Позже он узнал, что настоящий отец девочки принимал участие в ликвидации аварии на ЧАЭС и умер несколько лет назад. Через пару лет Клаус Лихтенберг снова оказался в Украине, но на этот раз девочки дома не оказалось - ребенок был в больнице, потому что страдал тяжелой формой лейкемии. Для Клауса это оказалось большим потрясением. Когда он вспоминает те события, голос этого крепкого и большого, в прямом смысле слова, человека начинает дрожать. Больница оказалась старым, давно не ремонтированным зданием, кровати и одеяла были такими старыми и изношенными, что Клаус прямо говорил врачам: в немецких тюрьмах - гораздо лучше. Но самое главное, врачи не могли реально помочь. На необходимые ребенку лекарства у больницы не было денег.
По просьбе Лихтенберга девочку доставили домой, через час к ней уже пришел врач и принес нужные лекарства, а еще через несколько дней ребенок смог вставать с кровати, играть, радоваться жизни. С того момента Клауса Лихтенберга не оставляет идея помочь украинским детям, больным раком.
"Я понимаю, - говорит он, - что ситуация с больными детьми столь же драматична не только в Украине. Но помочь сразу всем нельзя, нужно начать с чего-то одного". Гражданская инициатива Клауса Лихтенберга и его коллег (организация "Вербайгентур") не имеет ничего общего с политикой, или глобальной идеей помочь всем и вся. Помощь должна быть конкретная и адресная: "Если мы отправляем грузовик с медикаментами и перевязочными материалами, я должен быть уверен, что конкретная университетская клиника в Киеве получила их". Помощь больным детям оказывается в большей мере за счет пожертвований предприятий и простых граждан.
Немцы - отзывчивый к чужому горю народ, они совершенно искренне жертвуют деньги в помощь больным детям, но они должны быть уверенны, что их помощь достигнет адресата, а не осядет в чьих-то карманах. Поэтому те же грузовики с гуманитарной помощью сопровождает специальная служба охраны, груз пломбируется, каждый этап его движения вплоть до дверей украинской больницы можно проследить из Берлина.
В середине августа в Мейсене состоялся благотворительный концерт группы "Карат", сборы от которого пошли на помощь больным детям.
Однако это - не только разовые отправки медикаментов и перевязочных материалов. Понятие помощи - очень многогранное. По мнению Клауса, украинские врачи ничуть не хуже и не менее квалифицированны, чем их немецкие коллеги, но беда в том, что у них нет современного оборудования, они не могут применять современные методы диагностики, поэтому не в состоянии своевременно и экстренно помочь больному ребенку. С другой стороны, в немецких клиниках оборудование меняется регулярно, иногда вполне работоспособные и качественные приборы заменяются на новые не потому, что они функционально износились, а потому что появилось новое поколение медицинской аппаратуры. Это списанное "на свалку" оборудование могло бы еще долгое время послужить в украинских клиниках на благо больным. Организация таких поставок тоже включена в проект Лихтенберга.
В особенных случаях, когда ребенок страдает тяжелой формой рака, помочь ему можно только в Германии, где накоплен передовой опыт, где постоянно ведутся научные исследования, где внедряются самые передовые методы лечения. Таким детям нужно элементарно дать последний шанс выжить и бороться за жизнь.
Клаус Лихтенберг и его коллеги налаживают контакты с клиниками, как в Германии, так и в Украине. Кроме того, Клаус ищет контакты с гражданами Украины, говорящими по-немецки, или с гражданами Германии, говорящими по-русски, готовыми принять участие в проекте помощи больным детям. Порой здесь просто нужны добровольцы, чтобы, например, поговорить по телефону с украинскими врачами или узнать, получен ли отправленный накануне факс.

  • В той ситуации, в которой оказались все мы после 21-го ноября просто нельзя оставаться «не определившимся» или «согласным» «с предыдущим оратором», как говаривали у нас в не столь уж отдаленные времена[...]
  • По итогам трехсторонней встречи в Одессе президенты России, Украины и Молдавии приняли совместное заявление. В документе президенты "выразили убежденность, что полноправное участие их стран в деятельности Евразийского экономического сообщества способствовало бы ускоренному экономическому развитию Молдавии и Украины, полноценному функционированию зоны свободной торговли, повышению благосостояния народов этих государств"[...]