"Карга" - не оскорбление, нелегалы - тоже люди…

...С Ольгой мы познакомились случайно. Вторые сутки моего пути на Донбасс сопровождались заунывным стуком колес и однообразным черно-белым пейзажем за окнами вагона.
Времена сейчас такие - искать общую тему для разговора особо не приходится. Все так или иначе сводится к одному: проблемы, проблемы, проблемы… Существуем - а хочется жить. В стране, где государство существует не обособленно от своих граждан. Где у людей есть уверенность в завтрашнем дне, и не приходится хвастать перед знакомыми "свежеизобретенными" способами выживания. И как бы не хотелось изобретателям "Новой Украины" накормить нас сказками о вступлении в цивилизованный Евросоюз, создании профессиональной армии и т. п. - их слова выглядят бредом на фоне безжалостной окружающей действительности, которая может вызывать лишь хандру, ненавязчиво перетекающую в хроническую депрессию.

От подобных мыслей всегда хочется отвлечься - убежать, спрятаться за любой иллюзией, способной дать, хотя бы лучик надежды. Надежды на то, что когда-нибудь жизнь станет лучше. Надежды на то, что до этого "когда-нибудь" удастся дожить. Надежды, которая, как известно, умирает последней…
В такой вот обстановке и завязалась у нас с Ольгой, соседкой по купе, непринужденная беседа. Два человека с совершенно разными жизненными путями - нас объединяло нежелание мириться с окружающей действительностью, поиски выхода из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Такие случайные знакомства всегда располагают к непринужденности, ведь выйдя из поезда, мы вряд ли когда-либо встретимся. А значит можно снять привычную маску и просто быть собой.
Когда Ольга сказала, что прилетела в Херсон самолетом, я терялся в догадках. Она не производила впечатления человека настолько обеспеченного, чтобы вот так запросто пользоваться в нашей стране услугами авиатранспорта. Однако, будучи человеком ненавязчивым, я не стал лезть с бестактными вопросами. Разговор получался сам собой. Я рассказывал о жизни в Рени, столь выгодно расположенном на границе с Молдовой и Румынией. Узнав, откуда еду, моя собеседница немного оживилась. Оказалось, она едет из Стамбула, где работает уже не первый год, и что у них там работает много людей из Бесарабии и Молдовы. Поначалу я не проявил интереса к теме и слушал "в пол-уха", отнеся попутчицу в разряд "мажорш", которых влиятельные папы с мамами всячески стараются выпихнуть на прибыльную работу за границу. Однако, вскоре понял, что ошибаюсь. Ольга оказалась простой девушкой, каких тысячи, а быть может и миллионы, в нашей стране. Разведясь в свое время с мужем, она осталась с двумя маленькими детьми и родителями-пенсионерами. Думаю, не стоит объяснять, во сколько обходится современное детство. Одна только школа качает деньги из, и без того, скудного семейного бюджета тетрадками, учебниками и т. п. И ведь это лишь вершина айсберга. А современная пенсия? Если на Западе стало классической поговоркой, что только на пенсии люди начинают по-настоящему жить и наслаждаться жизнью, то у нас с точностью до наоборот - мысли о смерти посещают людей все чаще именно на пороге пенсионного возраста. Об этом, в частности, свидетельствует наша печальная статистика самоубийств, где молодежь и старики составляют нынче самое значительное и примерно одинаковое число.
Ольгу чувство безысходности, к счастью миновало. Но, думаю не каждый смог бы справиться с ситуацией, подобной той, в которой оказалась она. Впрочем, говорят безвыходных ситуаций не бывает, и кто борется с невзгодами - рано или поздно их побеждает. Вот и Ольге подвернулся случай. Ее знакомая Ирина периодически ездила в Турцию, рассказывала о тамошней жизни. Ирина и предложила поехать в следующий раз вместе.
- Здесь тебе своих проблем не решить, - уверила она подругу. - Не сидеть же сложа руки…
- Но я и языка не знаю, - колебалась Ольга.
- Оля, там все намно-о-ого проще, ты уж мне поверь.
Разумеется, Ольга отнеслась к радужным рассказам подруги с большим недоверием. Но, похоже, выбора не оставалось - хуже, как ей казалось, быть уже не могло. Заняв денег, Ольга оформила визу, и в назначенный день самолет доставил их в Стамбул.
- В гостиницу нельзя - полиция старательно следит за нашими нелегалами, - сказала Ирина.
Она привела Ольгу в какую-то небольшую квартирку, мягко говоря, не лучшего вида, не в лучшем районе, где уже жили пятеро таких же братьев и сестер по несчастью, которых судьба занесла в эти заморские края. Ребята объяснили ей, что квартиру они снимают на всех за 150 долларов в месяц, и что при среднем заработке в 100 долларов в неделю это вполне позволяет каждому из них смотреть на жизнь с оптимизмом. Ольга все еще воспринимала окружающую обстановку как в тумане. Страх и тревоги, столь неотъемлемый атрибут украинской жизни никак не отпускали.
Работу искать не пришлось. Как оказалось, в Стамбуле есть такой бизнес "карга" (ударение на первом слоге, не путать со словосочетанием "карга старая"). Это нечто вроде оптовой перевалки. То есть, приходит клиент, и заказывает товар, определенной модели, расцветок и т. п. с доставкой куда ему необходимо. Для тех, кто не в курсе, поясню: таким образом, на территорию бывших советских республик попадает большая часть "ширпотреба", который мы с вами, уважаемый читатель, имеем возможность лицезреть на рынке. Поскольку множество наших предпринимателей отправляются за границу, владея, что называется, "русским и плохим русским", - на карге всегда нужны люди со знанием русского языка. С помощью соотечественников, Ольга около месяца учила ту часть турецкого языка, которая необходима для подобной работы. И как только необходимые основы ею были усвоены - она без труда нашла себе работу.
Страхи и тревоги сменились шоком. Турок, взявший ее к себе на работу, относился к ней… как к человеку. Прожив всю жизнь в Украине, девушка даже не представляла, что начальник может таким вот образом относиться к подчиненному. Каждую неделю в положенный срок выплачивать заработанные деньги. Конечно, турки недолюбливают хохлов, хотя бы даже за то, что мы едим свинину. Но на фоне остальных прелестей, как то заработанные 100 долларов в неделю; уверенность, что тебя не обманут; сознание того, что ты хоть и "черный" - а все же человек; - это было такой мелочью, что Ольга даже не заметила этого. Она решила, что ей просто повезло с работодателем. Своими мыслями она поделилась со знакомой женщиной, которая уже давно работала в Стамбуле, на что та, с горькой улыбкой ответила: "Здесь это в порядке вещей. Мы, конечно, для них хуже негров. Но у них даже животные живут лучше, чем наши земляки на родине"…
- Да-а, повезло тебе. Сейчас там, наверное, все места давно уже заняты, - неловко перебиваю я повествование собеседницы.
- Вовсе нет. Я вот, перед выездом видела множество объявлений "требуется", особенно со знанием русского языка в Галали и Аксарае.
Видя мой недоуменный взгляд, поясняет:
- Это районы в Стамбуле.
- Ну а как же с нелегальным нахождением в Турции, могут ведь и депортировать, наверное?
- Не могут. Там с этим проблем нет. Просто платишь штраф, выезжая на родину. На том все и заканчивается.
- Большой штраф?
- Если виза просрочена год - 200-250 долларов.
- Это ж за несколько лет так кругленькая сумма набраться может? - ужасаюсь я.
- Нет. У них за просроченную визу максимальный штраф - 300 долларов. Больше быть - не может.
- Получается, если у человека есть желание и пару сотен долларов, он может рвануть в Турцию, где-то через месяц найти там работу, и, в общем-то, даже неплохо устроиться?
- В принципе, да. Главное, на наших выйти, а там и с жильем подскажут и с работой направят. Это как диаспора - друг за друга держимся. Хотя, конечно, лучше ехать с кем-то - менее рискованно. Избегать отелей. Да и вообще вести себя тихо, не высовываться. Все-таки нелегалы - мы и есть нелегалы…
С удовольствием выслушав эту историю, я признаюсь попутчице, что являюсь журналистом очень хотел бы написать об этом материал.
- Хорошо, - соглашается Ольга, - только расскажи как-нибудь так, чтобы меня не узнали. Я довольна своей теперешней жизнью и лишнее внимание мне ни к чему. Ты же знаешь, какие у нас люди завистливые. Не у всех ведь проблемы от безысходности - многие просто не хотят ничего делать, вот и топчутся на месте. А для меня, к примеру, это единственный способ детей и родителей содержать.
- Не вопрос. Имя укажу вымышленное, и на какой станции выйдешь - тоже указывать не буду.
Поезд уже подъезжал к родному городу. За окном стали появляться знакомые многоэтажки. Я попрощался с Ольгой, пожелав ей удачно добраться и хорошо отметить предстоящие праздники. Уже спрыгнув на заснеженный перрон, вдруг представил ее лицо. Такое открытое, доброе. Увидев такое, как-то перестаешь думать о грустной реальности окружающего мира. И подумалось мне, что пока будут в нашей стране такие люди, способные противостоять жизненным трудностям даже тогда, когда, казалось бы, не остается ничего другого, как впасть в отчаяние - до тех пор наша жизнь небезнадежна. И может быть хотя б нашим пра-пра-пра-внукам повезет иметь другую жизнь. В стране, где человек сможет жить, как говорится "здесь и сейчас", а не в мечтах и проектах "когда-нибудь", "завтра"…
Владимир Губарь,
специально для "Чп".

  • Сенсацией стало не только само это назначение, но и те заявления, которые новый глава штаба Януковича буквально через несколько часов после назначения сделал в своем первом интервью на этой должности[...]
  • Обесточивание по графику незаконно и на подобные действия облэнерго не имеет права. Общеизвестно, что энергетики действут в неправовом поле[...]