Газета «Фигаро»: Желание отсечь Россию от Европы, ограничить ее, и хуже того — разрушить, означает — отречение от Европы

Как можно себе представить европейскую культуру XIX века без «Войны и мира»? Что такое европейская музыка минувшего века без Стравинского и Шостаковича? Как себе представить католический персонализм, который расцвел в Польше времен «Солидарности», без Бердяева, без манифеста 1905 года о свободе вероисповедания? Чем были бы лингвистика и структурализм без Трубецкого и Бодуэна де Куртене? Перечислять можно долго, но Россия страждущая, жертвенная - неотделима от европейской цивилизации, так считал еще Пушкин.
Никогда еще после 1992 года наши представления о России не были столь негативными. Перманентное вмешательство в процесс выборов в Украине закончилось для России капитуляцией прямо в разгар кампании, в связи с революцией в Киеве. Повсюду слышны голоса, что дело «ЮКОСа» завершилось гнусным разграблением компании, что пролитая на Кавказе кровь не получает отмщения, нет замирения наиболее радикальных исламистов, что на пятый год царствования Владимира Путина приходится констатировать, будто в России установился авторитарный режим, и что нужно обезопасить свое будущее, но не стоит пытаться менять порядок вещей.
И этого мнения придерживаются не одни только русофобы. Но, на мой взгляд, наоборот, дружба, как и любовь, требует великодушных жестов не тогда, когда все прекрасно, но тогда, когда приходит беда. И именно в эту русскую зиму следует проявить добрую волю по отношению к России, раненой, на последнем дыхании. Россия ранена, но не теряет надежды, она готова к принятию решений, которые могут в перспективе изменить будущее нашего континента.
Власть Путина далеко не является тоталитарной, и Путин не является «властителем Вселенной и хозяином в своем доме», как о том принято рассуждать. Власть Путина в реальности представляет собой качели - противоборство различных групп. Линия президента определяется тем, какое течение одержит верх. Глава государства, который еще год назад был самым популярным человеком в России, много раз демонстрировал свою нерешительность, он показал, что подвергается давлению и испытывает влияние различных групп, более решительных, чем сама политическая власть.
«Силовикам», из которых в основном состоит окружение президента, не достает ума, - это не удивительно. Удивительно другое - им не достает силы, несмотря на их бахвальство.
Эта камарилья унтер-офицеров не сможет полностью захватить власть. Еще при Ельцине выходцы из кремлевской охранки, такие как Коржаков, Барсуков и, конечно же, Сосковец - который поддерживал связи с японскими якудза - надеялись однажды захватить власть. Где они сегодня? Тонкие стратеги навлекли бедствия на Россию: дело «ЮКОС» и ситуация на мировом рынке, захват заложников в Беслане чеченскими исламистами, противостояние в Киеве, где важную роль сыграли националисты и галицийские русофобы, - наступит день, когда придется дорого расплачиваться за свои ошибки. И этот день наступит очень скоро, если Запад не опомнится и не определится с политикой в отношении России.
Посмотрим на сегодняшнюю карту Европы - границы на ней таковы, какими их хотела бы видеть Германия времен Брест-Литовского мира, какими их хотели видеть умеренные фашисты, организовавшие заговор против Гитлера в 1943 году.
Речь шла о том, чтобы вытолкнуть Россию как можно дальше на восток. Страны Балтии оказались бы тогда под опекой Германии и союзной с ней Скандинавии. Речь шла о том, чтобы распространить на Украину, тесно связанную с Польшей, зону экспансии в единой Центральной Европе (в 1918 году эрцгерцог из дома Габсбургов обосновался в Киеве). На Кавказе, опять же в 1918 году, Грузия и Азербайджан напрямую или косвенно перешли под протекторат оттоманской Турции. Сейчас я рассматриваю ситуацию сквозь эту призму.
Я не обвиняю украинских националистов в заговоре против генерала Ватутина, я не обвиняю прямых наследников погромщиков Петлюры. Я не обвиняю и грузинских сепаратистов в желании вернуть наследие СС - грузинский легион оставил о себе неизгладимую память в оккупированной Франции. Я не обвиняю и Латвию, которая спокойно притесняет 40 процентов своего населения, тех, которые говорят на русском языке. В Латвии сохраняется историческая преемственность после Второй Мировой войны, когда страна находилась под нацистским протекторатом - именно в Латвии, в Риге, возведен монумент в память о молодых латышах-эсэсовцах, погибших в той войне. Но я констатирую, что к Рождеству 2004, благодаря стратегическому «гению» хунты унтер-офицеров, которые задают сегодня тон в Москве, мы постепенно приближаемся к границам по Брестскому миру.
Но русские - это не сербы, не только потому, что Россия больше Сербии и сильнее ее, но потому, что они не повторяют сербских ошибок, не ведут такой безумной национальной политики, которая привела к войне в бывшей Югославии.
С 1991 года в России не было такой дискриминации, какая выпала на долю косовским албанцам в их собственной стране. Побывайте в Казани или даже в Дагестане, и вы увидите мусульманских царьков - таких как Шаймиев или Абдулатипов - они властвуют в своих республиках, и имеют влияние при царском дворе. Даже чеченцы смогли дать российскому парламенту его первого спикера, бедного Хасбулатова.
В республиках, порожденных более или менее стихийным распадом СССР, поведение русских было примерным, честным и предельно порядочным. Россияне в Казахстане и в других республиках могли бы потребовать раздела территории по боснийскому образцу, за что ратовал Солженицын. Россияне в Литве или в Эстонии (Нарва) могли (и имели на это право) причинить крупные неприятности странам Балтии. Но они не стали этого делать. Все произошло иначе, страны эти добились процветания благодаря тому, что с Россией были установлены нормальные торговые отношения. Наконец, вполне можно было себе представить, что Донбасс, Крым и Одесса восстанут против украинского национализма на волне сепаратистских настроений.
Демократическая Россия не сделала ничего подобного (хотя это и было бы в ее интересах) потому, что это не соответствовало ее цивилизаторской роли. Россия несла свою культуру в эти страны на протяжении двух столетий, пытаясь честно и открыто создать подлинное братство между всеми народами бывшей империи.
Можно надеяться на реконструкцию общего постсоветского пространства, - связующим звеном является русский язык, русская культура, музыка, литература и философская мысль, которые скрепляют общее видение вещей, которые дают человеколюбие, определяют жизненную стратегию. Но русская идея, - и это совершенно ясно, - ничем не отличается от европейской идеи.
Как можно себе представить европейскую культуру XIX века без «Войны и мира»? Что такое европейская музыка минувшего века без Стравинского и Шостаковича? Как себе представить католический персонализм, который расцвел в Польше времен «Солидарности», без Бердяева, без манифеста 1905 года о свободе вероисповедания? Чем были бы лингвистика и структурализм без Трубецкого и Бодуэна де Куртене? Перечислять можно долго, но Россия страждущая, жертвенная - неотделима от европейской цивилизации, так считал еще Пушкин.
Желание отсечь Россию от Европы, ограничить ее, и хуже того - разрушить, означает - отречение от Европы,- так поступала Германия в худшие годы XX века. Открыть двери Европы перед Турцией - необходимо. И бессмысленно одновременно рвать отношения с Россией. Я знаю, что политическая ситуация в России сейчас не самая благоприятная. В отношениях России и Западом упущенные возможности вошли в правило. Наполеон III поступил верно, решив сблизиться с великим царем-либералом Александром II вместо того, чтобы учить его, как вести себя в Польше.Сближение это помогло отсрочить исполнение планов Пруссии Бисмарка, стремившейся к мировому господству. В конечном итоге радикальной III Республике пришлось находить общий язык с царем- реакционером Александром III - таких еще не знала русская история.
И, в конечном итоге, кровавый Сталин объединил мир и стал триумфатором в войне против Гитлера. Сегодня следует проявить великодушие и честность по отношению к Москве, нужно быть щедрыми, вывести Россию из состояния изоляции.
Надо серьезно противостоять планам тех безумцев из США и Европы, которые только и мечтают об изоляции России, которые хотят отдать ее во власть тиранам. Нужно протянуть России руку, даже если она будет менее либеральной и менее открытой, чем при Борисе Ельцине или при президенте Путине, протянуть руку той России, которую мы не перестаем унижать и презирать.
В любом случае, пришло время создать и воплотить настоящую долгосрочную программу совместных действий, решить энергетическую проблему всего континента, создать общие инвестиционные фонды в России, в Украине и в других странах СНГ. Нужно действовать энергично. В этом случае произошло бы возрождение СНГ. Нужно также выступить с инициативой в оборонной политике, развивать новые технологии, нужно, чтобы Россия присоединилась к европейской программе по аэронавтике. Наконец следует заключить трехсторонний договор (Россия-Европа-Америка) о борьбе с терроризмом, против распространения наркотиков и отмывания денег, - все это тесно связано между собой. Нам предоставлен шанс: Госдепартамент США возглавит Кондолиза Райс, крупный специалист по российской политике. Будем надеяться, что в этой сфере, Европа не будет больше послушной дамочкой.

  • В следующем году исполнится ровно 450 лет со дня появления на свет книги пророчеств «Центурии» Нострадамуса, которая до сих пор не перестает волновать читателя и исследователя[...]
  • Первое, что бросается в глаза, слово - "снисхождение". Так уж повелось у нас с незапамятных времен, смотреть на начальство снизу вверх, подразумевая "жираф большой, - ему видней". Ну, не приучили нас думать своей головой. Вот и не доходит до простого обывателя вся абсурдность данной ситуации[...]