Слава Богу, что все-таки еду домой…

— В Киев ты поехала исключительно по идейным соображениям?
Нет. Мне просто хотелось посмотреть, что там происходит, убедиться, правда ли то, что показывают по телевизору. Я вообще люблю путешествовать, но не так экстремально! Мы с подружкой собрались за несколько часов и поехали на железнодорожный вокзал — авантюра немыслимая. С нами ехало еще около 30 человек. Некоторым не повезло: билеты пришлось покупать за свой счет, правда, деньги пообещали вернуть.
— А что еще вам обещали?
— Если честно, то о деньгах мы особо не думали. Ехали просто посмотреть на Киев в такое неспокойное время. Обещали же нам обеспечить ночлег, питание, выдавать суточные и, я уже сказала, возместить затраты на дорогу. С собой мы денег почти не брали (да и откуда они у обычного студента?), поэтому подруга еще в пути спросила: «Если денег не дадут, ты что выбираешь: на паперти стоять или на панели?» Она, конечно же, пошутила, но не без определенной доли правды. Как говорится, ехали туда, не знамо куда.
— В поезде, наверное, настраивали себя на плодотворное участие в оранжевой революции?
— Не знаю, может, кто-то и настраивался, а мне тогда было страшно: я подумала, вернусь ли когда-нибудь в свое село, увижу ли одногруппников? Тем более зачем-то записали наши домашние адреса и фамилии… Как-то не по себе стало, но я вообще трусиха. Среди нас были парни, которые уже в поезде стали агитировать за Ющенко, переубеждать всех в своей правоте. Большинство же — это мое субъективное мнение — ехало просто на веселую тусовку, где вдобавок еще и заплатят. Были среди нас даже те, которые голосовали и до сих пор поддерживают Януковича. Не знаю, зачем они туда ехали: повеселиться, скорее всего.
— Вы знали, где будете жить?
— Ничего конкретного заранее сказано не было. Но нам повезло: с поезда повезли на завод «Оболонь», на территории которого находится здание, как я поняла, что-то вроде администрации или бухгалтерии. Четвертый этаж этого дома и стал нашим приютом. Девчонки, — нас было около десяти, — поселились в просторном офисе. Ночи проводили на полу в спальных мешках. Меньше повезло тем, кто жил на втором этаже: людям приходилось ночевать в холодных коридорах на цементном полу. Думаю, спальники их не согревали. Было там очень просторное помещение, в котором ночевать приходилось, без преувеличения, друг на друге, как килька в банке. Тех людей мне было просто жалко.
— В интервью газете «Киевский телеграфъ» Юлия Тимошенко заявила: «Очень важно, чтобы никто не пытался народом управлять, указывать куда ему идти, что скандировать, когда поднимать руки… Вы посмотрите: они стоят весь день на морозе перед Верховным Советом и не расходятся…» Действительно ли вами в Киеве никто не управлял и не указывал, что делать?
— Это не так. Все было очень организованно. Нас встретили на вокзале и сказали, что мы должны разбиться на группы и ходить по городу, создавая эффект массовости, круглосуточности поддержки. Первая группа должна была «светиться» с 6 до 14 часов, вторая — с 14 до 22 часов, третья, ночная, самая неудобная, — с 22 до 6 часов утра. Нам сказали, что дежурить надо будет на майдане. На самом же деле получилось по-другому: нас гоняли по всему городу. В четверг, немного отдохнув после дороги (отдыхали в столовой завода, одновременно поглощая обед и выслушивая упреки в том, что мы затягиваем процесс и уже опаздываем), мы пошли к Администрации Президента.
Во второй день мы стояли на майдане с утра и до вечера: кричали, пели, пританцовывали, размахивали флагами. В общем, грелись. А погода была действительно не самой благоприятной. У всех насквозь промокла обувь и носки, не спасли даже целлофановые пакеты, которые натягивали на ступни.
— А что, легендарных валенок тебе не досталось?
— Я вовремя не сообразила их взять. Кстати, в Киеве сейчас сплошной секонд-хенд: местные жители коробками выносят одежду и обувь, иногда даже новую. Ющенковцы раздают теплые носки и фуфайки. Там все друг другу помогают — это заслуживает уважения. Когда у меня промокли ноги, незнакомый парень сам снял с меня кроссовки и носки, надел новые, сводил в кафе, чтобы я отогрелась. Это поразительно!
— И все же возвратимся к вашей работе: вы отстояли всю пятницу на площади и поехали домой?
— Нет, этим вечером нам дали самое ответственное задание. В субботу утром на вокзале мы должны были встретить приезжающих сторонников Януковича: сказали, что их будет около пяти тысяч. Наша работа заключалась в том, чтобы переманить их на сторону Ющенко, доказать свою правоту, переубедить. Честно говоря, мы все тогда немного испугались, подумали, что нам прикажут драться. Но все обошлось, хотя и переубедить почти никого не удалось (может быть, потому, что особо никто и не старался). Меня тронул поступок одного шахтера. На вокзале мы проходили мимо группы мужчин. Среди нас нашлись ребята, которые, так сказать, были не слишком воспитанные: они выкрикивали по адресу работяг всякие гадости, унижали жестами. Меня это разозлило, и я стала успокаивать «оранжевых», просить перестать проявлять агрессию. Я громко сказала, что шахтеры — настоящие мужчины. Услышав это, один из них подошел ко мне и поцеловал в щеку. Он ничего не сказал, но все было ясно и без слов.
— На паперти стоять не пришлось?
— За каждый из трех дней нам заплатили по 40 гривень. Вообще-то, это небольшие деньги, но многие из тех, кто приехал вместе со мной, остались на неопределенный срок с одной лишь целью: заработать. Если просидеть там дней десять, то можно получить и приличную для студента сумму. Кстати, там была группа мужчин, которым около двух недель не выплачивали суточные — они сидели совсем без денег и говорили, что пока им не заплатят, они не уедут. А что, тоже способ удерживать людей на площадях!
— Хотела бы еще раз там побывать?
— Конечно же, нет. Как-то мы шли по Киеву и услышали за спинами голос бабушек, торгующих семечками: «О, рабочая сила пошла!» Я поняла, что мы в руках оппозиции просто оружие, при помощи которого они добиваются своей цели, о которой мы, скорее всего, ничего не знаем. Поэтому я не поеду ни за какие деньги. Помню, по дороге в Крым я подумала: «Слава Богу, что все-таки еду домой». Только тогда я ощутила умиротворение.
Записал Сергей Мальнев,
Корр. «Крымской правды»

  • Дмитрий Выдрин вроде бы числится в штабе Януковича. При этом он ни с кем не координирует свою работу. Ортодоксальный политолог, каковым себя считает Дмитрий Игнатьевич, не разделяет подходов к избирательной кампании многочисленных политтехнологов штаба Януковича[...]
  • По мнению большинства обозревателей, в этот день вряд ли из сессионного кто-то вышел победителем. Учитывая незначительный перевес голосов сторонников кодекса (всего шесть) политические дивиденды они разделили с коммунистами практически поровну[...]