Рассуждения об экономическом кризисе в Украине — спекуляция

Если верить официозным, официальным и полуофициальным источникам информации, то Украина стоит на пороге страшного экономического кризиса. На деле же ситуация, совершенно иная, — в интервью корреспонденту российской «Новой газеты» Алексею Полухину рассказал депутат Госдумы России Михаил Задорнов.
Катастрофический тон комментариев гостелеканалов, посвященных экономической ситуации в Украине, на мой взгляд, не вполне соответствует действительности. Для того чтобы объективно оценить происходящее, необходимо разбить проблему на четыре составляющие части.
Первое - это бюджет и госфинансы. Здесь запас прочности довольно велик. Судите сами: по разным оценкам, неделя политического кризиса стоила Украине от 600 миллионов до миллиарда гривень. При этом украинский бюджет уже к сентябрю получил девять миллиардов гривень дополнительных доходов. То есть, даже если кризис будет продолжаться еще месяц или два, никаких угроз исполнению бюджета существовать не будет. Более того, я специально проверял, как обстоят дела с уплатой текущих налогов. Так вот, крупнейшие налогоплательщики во всех без исключения регионах Украины исправно перечисляют налоговые платежи в бюджет, так что коллапса госфинансов в обозримой перспективе произойти не может.
Еще меньше оснований имеют под собой заявления о том, что Украина не потянет еще одни выборы. Второй тур обошелся стране приблизительно 200—250 миллионов гривень (имеются в виду, конечно, бюджетные деньги), так что можно было бы голосовать еще трижды без какой-либо угрозы для госфинансов.
Ситуация в финансовом секторе куда сложнее - здесь проблемы налицо, и их основание лежит в психологии. Статистика пугающая: если в сентябре золотовалютные резервы Национального банка Украины составляли 10,7 миллиарда долларов, то уже к 5 ноября они сократились почти на 20 процентов, до 8,5 миллиарда. Сейчас, естественно, и того меньше.
Причина в том, что и граждане, и юридические лица, напуганные политической нестабильностью, уходят из гривны и спешно вкладываются в иностранную валюту.
В этой ситуации НБУ сделал, что мог: дал коммерческим банкам рекомендации, во-первых, в течение одного дня не обналичивать и не выдавать на руки одному физлицу сумму свыше тысячи долларов - как в офисах, так и через банкоматы; во-вторых, установил лимит и для юридических лиц - 50 тысяч долларов (не считая текущих производственных затрат и выплаты зарплаты).
Но эти рекомендации не обязательны, кроме того, не факт, что, если им последуют все без исключения 170 украинских банков, это спасет ситуацию. Есть ведь и черный рынок. Характерно, что курс гривни на нем уже сейчас сильно разнится с официальным. Так что длящееся сокращение золотовалютных резервов и паническое снятие денег с депозитов в комбанках действительно могут привести к полномасштабному банковскому кризису. Здесь ключевым можно считать фактор времени.
Зато в реальном секторе ситуация некритическая. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что миллионы людей в разных регионах оставили рабочие места ради участия в демонстрациях. Потери будут, и довольно существенные: 2-3 процента ВВП. Но если вспомнить, что уже к сентябрю ВВП Украины вырос примерно на 13 процентов, то об ощущении катастрофы можно забыть. Тем более что крупнейшие предприятия базовых отраслей работают в нормальном режиме. Мартеновские печи никто не остановит.
Наконец, меньше всего стоит волноваться за сокращение товарооборота России и Украины, составляющего на сегодня 15 миллиардов долларов в год. Опасения могут касаться исключительно транзита грузов автотранспортом.
Появившиеся же в некоторых СМИ заявления о том, что под угрозой может оказаться транзит российских нефти и газа, не имеют ничего общего с действительностью. Здесь ведь фактически работают бартерные схемы - Россия платит за транзит своим же газом. Эта схема будет исправно работать, даже если в бюджете Украины не будет ни гривни для платы за энергоносители.
Так что рассуждения о том, что потеряет Украина во время кризиса, носят большей частью спекулятивный характер. Вопрос в том, как она из него выйдет. Если ситуация разрешится в приемлемом для Евросоюза варианте, то вскоре после избрания легитимного президента и назначения правительства сразу же вырастут суверенные рейтинги Украины, стоимость акций украинских компаний. Более того, в результате изменений политической системы Украина может стать гораздо ближе к ассоциированному членству в ЕС, а это означает долгосрочный повышенный интерес инвесторов. Как европейских, так и российских. Ведь тем и другим, по большому счету, нужно одно: равные правила игры, отказ государства от протекционизма, доминирования в экономике, защита прав собственности, открытость.
В этом отношении позиция российского бизнеса сильно разнится с позицией государственной власти. Если политический кризис приблизит Украину к ЕС, то поток инвестиций позволит вскоре забыть об экономических проблемах, связанных с нынешним кризисом. В противном случае российский бизнес постарается сохранить существующие активы, но планы дальнейшей экспансии, скорее всего, будут пересмотрены. Интерес же европейцев упадет много ниже нынешнего уровня. В таком случае на восстановление украинской экономики потребуется гораздо больший период времени.

  • Создание достаточной финансовой базы органов местного самоуправления и привлечение граждан Украины к непосредственному участию в решении местных проблем – таковы основные положения будущего указа будущего Президента Виктора Ющенко[...]
  • Остров Змеиный, - потенциально "горячая точка" на теле Украины, - постоянно подвергается искусственному обострению политических конфликтов с соседней Румынией. История эта имеет глубокие корни[...]