Это — единственная позиция, которая может быть у городского головы...

Это — единственная позиция, которая может быть у городского головы...

Выборы, состоявшиеся в Рени, продемонстрировали возросшую активность избирателей. В целом, это процесс положительный и отрадный. Но оказалось, что было и много огорчений. И это связано с тем, что многие из наших горожан не нашли себя в списках избирателей. Редакция обратилась к городскому голове Сергею Колевичу с просьбой прокомментировать эти факты. И первый вопрос был естественно о том, как вообще оказалось возможным то, что люди, годами без проблем участвовавшие в выборах, и голосовавшие, вдруг, в одночасье, не увидели себя в числе избирателей и ни с чем уходили с участков?
С.Колевич. Сама организация выборов в этом году проходила в какой-то спешке. Во всяком случае, не так как в прежние годы. Во-первых, раньше организация выборов начиналась, как минимум, за шесть месяцев до их проведения. Сейчас - за 90 дней. Это и формирование избирательных комиссий, и составление списков, и вся остальная работа. Во-вторых, в этом году от участия в организации выборов полностью отстранили городскую власть и горисполком. Такова была норма по закону. Сегодня вопросами формирования комиссий исключительно занимались Центральная Избирательная Комиссия и окружная территориальная, которая находится у нас в Болграде. То есть, городской избирательной комиссии не было. Горисполком этим не мог заниматься, поскольку по закону этого делать нельзя. Болград формировал участковые комиссии в Рени. В Болграде определяли, кто будет председателем, заместителем, секретарем, членом комиссии в Рени. И, вот, определили. Нашли людей, абсолютное большинство которых, процентов девяносто, никогда не принимали участия в работе комиссий, не имеют опыта. Сознательно или несознательно так сделали, утверждать не берусь. Но то, что эти комиссии оказались совершенно не подготовленными, не компетентными в профессиональном плане — это факт. Вторая проблема, которая тоже стала очевидной – проблема со списками избирателей. Эти списки готовили для комиссий, предварительно, здесь в Рени, за ничтожную оплату, хотя это очень кропотливая и сложная работа. Тем не менее, даже за эту работу избирательная комиссия так еще и не рассчиталась с людьми.
Корр. Рассчитались или не рассчитались, это одна проблема, хотя и весьма существенная. Но ведь есть обязанности, при выполнении которых должна быть какая-то система страховки от ошибок…
С.Колевич.
Вы правы. Люди всегда остаются людьми. Система должна страховать ситуацию. А такой системы уже не было. Ошибки бывают в любой работе. Естественно, когда составляли списки, кого-то могли пропустить, кого-то не учесть. Такие факты никогда не являлись чем-то сверхъестественным или вопиющим. Такое всегда случалось и в прежние годы, и случалось это в работе практически каждой избирательной комиссии. Тогда почему такой ажиотаж сегодня? В чем отличие этого года от предыдущих лет? Да в том, что тогда, раньше, была другая система, и ничто не составляло проблемы. Если кого-то пропустили, не включили в список избирателей, перепутали дом, квартиру, просто ошиблись, избирателю достаточно было предъявить на том же избирательном участке паспорт с местом прописки. Согласно документу, проверялся факт допущенной ошибки, и фамилию человека тут же включали в дополнительный список. На все это тратилось одна или две минуты, и человек шел голосовать. Никакого ажиотажа. Кто хотел голосовать, тот мог проголосовать, не создавая себе проблем и не теряя времени.
Впервые в 2004 году эту норму исключили из закона. В дополнительные списки запретили кого бы то ни было вносить в день голосования. Отныне проблему мог решить суд, и только суд. И вот представьте массу людей, которые приходили на свои избирательные участки (их по Рени одиннадцать), не обнаруживали себя в списках (такие факты оказались на всех избирательных участках в Рени), и им предлагали обращаться с заявлениями в суд. Много ли найдется таких избирателей, которые не пожалеют сил, времени, нервов на то чтобы добиться восстановления своего права, обратиться в суд, чтобы все-таки проголосовать?! В суд приходили, в лучшем случае треть из тех, кто не нашел себя в списках и проявил настойчивость и желание проголосовать. И наш суд вынес 178 таких решений. Надо отдать должное работникам суда, все кто обратился к нему за помощью, были восстановлены в своих правах. Все дела были оперативно рассмотрены в рамках судебной системы, а люди смогли проголосовать. Но ведь основная масса, те две трети, процентов семьдесят из тех, кто не обнаружил себя в списках, в суд не пошли. Они просто развернулись и ушли, не проголосовав вообще! Как оказалось впоследствии, такая картина была характерной не только для Рени, но и в целом по Украине. Поэтому прямо сейчас эту норму закона намерены срочно менять, о чем уже говорили депутаты в Верховной Раде. И уже ко второму туру еще раз заставить комиссии пересмотреть и перепроверить все списки избирателей, осуществить нормальный контроль над качеством этих списков, чтобы максимально избежать ошибок. А уж если они все-таки будут, решать эту проблему так, как ее решали раньше: без суеты, путем включения в дополнительные списки здесь же, на месте, на участке действующей участковой избирательной комиссии и в момент проведения выборов, чтобы люди могли проголосовать, не тратя времени, без нервотрепки и судов.
Корр. Обращались ли граждане в мэрию, в исполком по поводу нарушений, обнаруженных на избирательных участках во время голосования?
С.Колевич.
Да обращались. Но это касалось только одного из одиннадцати избирательных участков, действующих у нас. Это касалось участка, территориально расположенного вблизи Ренийского мясокомбината. И по словам избирателей, и по словам наблюдателей, там был просто беспредел. Давали «пачками» бросать бюллетени в урны. Есть данные, свидетельствующие о попытках подтасовки фактов, о том, что такая «инициатива» исходила, якобы и от председателя, и от секретаря, и от членов избирательной комиссии. На мой взгляд, территориальной избирательной комиссии с этим надо разбираться и разбираться очень серьезно. По всем остальным избирательным участкам особых замечаний не было.
Корр. А голосование по открепительным талонам? Картина в целом по Украине, пожалуй, читателю уже известна. Как это конкретно выглядело у нас в городе?
С.Колевич.
Да так же, как и везде. Это очень серьезная тема. И в Верховной Раде поняли, что надо срочно вносить поправки в Закон, потому что в нынешнем виде, можно голосовать по открепительным талонам несколько раз на разных избирательных участках. Свидетельствуют же очевидцы и средства массовой информации о том, что, например, автобусы с такими «избирателями» спокойно могли переезжать из города в город и благополучно голосовать каждый раз на новом месте!.. Такие методы, это не выборы, а нечто другое и весьма грязное…
Корр. Осуществлялось ли давление на городскую власть во время избирательного процесса? Если да, то в какой форме? Были ли со стороны самой городской власти попытки повлиять на избирательный процесс?
С.Колевич.
Нет, давления на городскую власть не было абсолютно никакого. И со стороны городской власти влиять на выбор людей не было сделано ни одной попытки. За все время избирательного периода ни городской совет, ни голова, ни члены исполкома никогда и нигде ни разу никого не агитировали, ни одного собрания не проводили. Ни к кому не обращались, в том числе, ни по местному телевидению или в газете с призывами за кого-то голосовать. Я считаю, что городской голова представляет интересы всей громады, а, значит, и всего политического спектра города: коммунистов, блока Ющенко, кандидата от власти Януковича, социалистов и так далее по всему списку. Я считаю, что нельзя ни за кого конкретно призывать голосовать. Как мэр, я своих работников аппарата собрал и сказал: у вас есть свои политические взгляды и симпатии. Это – за пределами городского совета. Этим симпатиям и взглядам вы и отдадите предпочтение, когда придете на избирательные участки и проголосуете так, как посчитаете нужным. Это – единственная позиция, которая может быть у городского головы, и другой я не вижу. Должно быть именно так.
Корр. Накануне, буквально перед самыми выборами, люди в подъездах стали обнаруживать листовки, прямо таки «кричащего» содержания. Хотя это и несправедливо лично по отношению к вам, нельзя не процитировать того, что было таким способом «обнародовано» и «опубликовано». Цитируем содержание листовки, сохраняя ее стиль, орфографию и пунктуацию: «К сведению горожан!!! Для ликвидации последствий авантюры городского головы в индивидуальном отоплении квартир из областного бюджета было выделено 2 миллиона грн. Все эти деньги городской голова потратил на оплату работы предвыборной компании Ющенко В.А. Если вам будут предлагать деньги для голосования за Ющенко, за винос бюллетений с участка, - будьте бдительны! Знайте: Цена этих денег тепло и уют в вашем доме! Не дайте себя обмануть! Совесть не продается за деньги!!!» Как бы вы это прокомментировали?
С.Колевич.
Буквально накануне выборов, эти листовки бросали ночью, тайком, по-воровски по подъездам многоэтажек… Ну, что на это сказать?! Надо сказать, что «заготовка» слишком грубая, что это откровенное оскорбление и ложь! Где-то, в каких-то штабах, или в каком-то одном конкретном штабе, «тому, що він підленький, тому що він кримінальний, тому що він боягузький», слишком увлеклись пиар-технологиями, заодно, потеряв совесть и здравый смысл, прибегли к откровенной лжи и клевете…
Если бы тот, кто готовил эту «заготовку», действительно располагал фактами и хотел бы откровенно поставить вопрос, кто бы помешал ему подписаться под этим? Поставить свою фамилию или название штаба, обратиться на то же местное телевидение, в прямой эфир, в те же редакции газет «Ренийский вестник» или «Час пик» с гневными обвинениями в адрес городского головы! Но, когда нет в арсенале ничего, кроме клеветы и методов ночных воришек, приходится действовать тайком, подленько… Напакостить и скрыться, надеясь, что никто ничего не узнает, а подлость и клевета сработают…
Корр. Так, давайте все-таки «выведем на свет» эти «два миллиона»…
С.Колевич.
Я могу сегодня официально заявить, что за все шесть лет существования городской власти в лице действующего городского головы, и по сегодняшний день, на отопление, на газификацию города, конкретно ни из областного, ни из республиканского, ни из районного бюджетов в городской бюджет не поступило ни копейки. За все шесть лет и по сегодняшний день… И все проблемы мы решали и продолжаем решать за счет поступлений от аренды, за счет продаж и приватизации. Мы изыскиваем эти крохи, чтобы решать проблемы в городе. Знают об этом? Да, конечно знают, что никаких денег из вышестоящих бюджетов нет, и не было. Но увязать проблемы мэрии, связанные с отопительным сезоном и с отоплением в целом, увязать эту проблему с выборами, оказывается можно. Можно получить необходимый «эффект». И он достигается доступными «подручными средствами», в выборе которых не гнушаются ничем в каком-то одном конкретном штабе, как я подчеркнуто выразился, и повторюсь: «тому, що він підленький, тому що він кримінальний, тому що він боягузький»… Вот она, подлинная сущность таких штабистов, помощников и редакторов. Нельзя проводить выборы грязными технологиями, вот таким воровским способом пытаться завоевать голоса избирателей.
От редакции. В интервью с городским головой мы продолжили тему рассказом городского головы о том, как и за счет каких средств решаются проблемы города сегодня. В том числе, по реформе ЖКХ, переводу жилья на индивидуальное отопление, ремонту жилого фонда, завершающему этапу подготовки к зиме 2004-2005. Но поскольку все эти темы нашли полное отражение на состоявшейся на днях очередной сессии городского совета, и отчет об этом опубликован на 4-й странице этого номера, в материале Н.Стойловской, мы не стали повторяться.
А.Муравенко

  • Пишем вам потому, что молчать дальше не можем. В стране празднуют очередную победу: президент не выбран, Кабинет министров уволен, партия «Наша Украина», не жалея живота своего народа добилась признания как главный борец за демократию[...]
  • Известие про законопроект о реабилитации ОУН-УПА встречено обществом на удивление спокойно. Однако вялая реакция явно обманчива. Оуновская тема служит наглядным доказательством того, что на разных берегах небольшой речушки Збруч живут люди, внешне вроде бы очень похожие между собой, но разительно отличающиеся друг от друга системой ценностей, выработанной историческим прошлым[...]