В Рени он оставил частицу своей души, ему всегда были не чужими и их проблемы, и их неудачи, и их победы…

В Рени он оставил частицу своей души, ему всегда были не чужими и их проблемы, и их неудачи, и их победы…

Виктора Михайловича Шелеста в Рени представлять никому не нужно, хотя он не живет здесь уже четырнадцать лет. Большинство горожан знают его лично, в основном, по совместной работе. Десять лет он возглавлял главное предприятие города – Ренийский морской торговый порт. А тем, кто никогда не работал в порту, но довелось хотя бы раз встретиться с этим незаурядным человеком, эта встреча осталась в памяти на всю жизнь. Даже у тех, кто появился на свет после того, как Виктор Михайлович покинул Рени, фамилия Шелеста на слуху. Потому что этот человек оставил после себя добрую память, своей десятилетней деятельностью вписал яркую страницу в историю города.
Он приехал в Рени за пять лет до того, как в большой стране под названием Советский Союз началась эпоха перемен – перестройка, авторы которой предусматривали в ней экономические и политические усовершенствования.
В Ренийском порту перемены наметились сразу же с появлением нового начальника. Внимательно изучив возможности предприятия, его выгодное географическое расположение, он понял, что Ренийский порт можно превратить в мощное транспортное предприятие, обрабатывающее речные и морские суда. Идеи одна за другой возникали в его голове, не давали покоя ни днем, ни ночью, заставляли действовать, действовать, действовать… Конечно, же нужны были союзники, единомышленники. Но оказалось, что поначалу в собственном коллективе найти их было ничуть не проще, чем в министерстве транспорта.
Используя каждодневные диспетчерские совещания, Виктор Михайлович начал рассказывать о своих планах и намерениях, о том, каким он видит порт уже через год, два, три.
Следуя своим идеям, он говорил эмоционально, увлеченно, рисовал перед участниками этих совещаний такие картины, в реальность которых поверить было сложно. Ведь то, о чем говорил новый начальник, предполагало всколыхнуть привычный и даже в чем-то рутинный ход событий, перешагнуть через определенные рамки дозволенного, через пресловутое «нельзя». Громадность задуманного не вписывалась в реальные представления.
И среди тех, кого Виктор Михайлович хотел видеть в единомышленниках, пополз снисходительный смешок. По аналогии со знаменитым «кремлевским» его окрестили «Ренийским мечтателем». Это задело за живое. Он всегда знал, что перед собой нужно ставить высокую планку и стремиться ее преодолеть, вот тогда она имеет смысл. Плыть по течению и ждать, куда оно выведет – это не для него. Вот потому в Керченском порту, где он работал до Рени, он сделал очень много для развития и производственных мощностей предприятия, и его социальной инфраструктуры.
Однажды он пригласил на совещание ведущих специалистов, руководителей производственных подразделений предприятия и сказал:
— Я изложил вам свои планы. Знаю, что вы не восприняли их, за моей спиной звучит серьезная критика, хотел бы, чтобы вы сейчас открыто и аргументировано доказали, в чем я не прав, что фантастического и нереального в моих планах, почему они не могут стать нашими общими.
В ответ – молчание.
— Тогда давайте договоримся так: или вы поддерживаете меня и работаете вместе со мной, выполняя все мои требования и указания, или я буду вынужден искать других специалистов, способных подставить свое плечо.
Задумались. Потом, как говорится, впряглись, и работа стала дружно спориться. В планах нового начальника было оснащение предприятия новой современной грузоперерабатывающей техникой, соответствующее оборудование причалов для работы по так называемому прямому варианту: вагон-судно и наоборот, который значительно ускоряет процесс перегруза. А от перспектив по созданию социальной инфраструктуры, действительно, дух захватывало.
Ренийский порт как огромный механизм, который работал стабильно, в заданном ритме, усилиями одного человека - его начальника, постепенно стал набирать большие обороты. Неужели это под силу одному человеку?
Кончено, если речь идет о такой неординарной личности как Виктор Михайлович Шелест.
В нем соединились большой ум, умение мыслить стратегически, с перспективой, с такими замечательными человеческими чертами как огромная работоспособность, умение находить подход к людям, убеждать их, заражать своими идеями. А еще - идти на разумный компромисс, который помогает ему возводить новое без руин и поверженных. К каждому собеседнику, к каждой аудитории он умеет подобрать правильный тон, умеет слушать и быть услышанным. Эти замечательные качества помогли в решении непростой задачи по привлечению на развитие порта дополнительных средств. Учитывая тот факт, что Ренийский порт специализировался на обслуживании стран Совета Экономической Взаимопомощи, он сумел повернуть Совет к исполнению объявленной в его названии взаимопомощи, особенно, в создании социальной инфраструктуры, применительно к Рени. Вот тогда в Рени появились вначале югославские, а затем и болгарские, румынские строители. Начали с создания современных условий труда и быта для портовиков. Тесные прокуренные бытовки заменил замечательный корпус служебно-бытовых помещений на втором районе порта. Построенный югославами по все правилам новейшей технологии, он и сегодня является гордостью предприятия. Причалы, густо уставленные кранами, приняли опрятный вид, а самое главное, они работали с полной нагрузкой.
Незабываемое впечатление оставляла картина, которую постоянно приходилось наблюдать в ночное время. Каждого въезжающего в город слепили мощные прожектора, в лучах которых отчетливо были видны краны с неутомимо снующими стрелами. Порт работал круглосуточно. Именно при Шелесте он достиг рекордной выработки – 12 миллионов тонн в год. При нем он вошел в шестерку крупнейших морских торговых портов в огромной стране, богатой водными артериями.
Именно при Шелесте небывалых масштабов достигло жилищное строительство. Буквально на глазах росли корпуса так называемых югославских домов, которые позволили справить новоселье сразу 600 семьям портовиков. А выросший в микрорайоне порта профилакторий впоследствии усилиями медиков превратился в прекрасную больницу, аналогов которой нет даже в областных центрах. Нет аналогов и спортивному комплексу «Водник». Центр города украсил жилой дом, построенный румынами. Болгары тоже оставили добрую память о себе – иметь квартиру в болгарском доме престижно и сегодня.
Все это далось ценой невероятных усилий, огромной работы, в которой Виктор Михайлович видел смысл и задачи перестройки. К сожалению, на ее волне потом возникнет совершенно иной тип руководителей, уж очень озабоченных собственными проблемами, собственным благополучием и карманом. И потому начнется процесс, который в народе получит точное и емкое определение – «прихватизация». Виктор Михайлович действовал по другим понятиям. Он работал ради людей и для людей. Рабочее время ограничил для себя сутками. Близкие говорят, что и во сне был на работе. Решал проблемы порта. А по количеству командировок мог бы, наверное, претендовать на своеобразный рекорд. Без них сдвинуть дело было бы просто невозможно. Причем, успех поездок, чего уж греха таить, часто решал так называемый «пароль», без которого иногда невозможно было открыть нужную дверь – это увесистые баулы с дарами богатого южного края. Баулы для них, а для себя булка хлеба да бутылка молока в лучшем случае. И это вовсе не придуманный яркий штрих к портрету. Это живые воспоминания тех, кого он иногда брал с собой в командировку.
— Ну, как, съездили в столицу? – спрашивали коллеги спутника начальника в командировке. – Где побывали, что интересного видели, каковы впечатления?
— Какие там впечатления! По кабинетам набегались до изнеможения, да наголодались.
Он - в расцвете сил, полон энергии, замыслов, он видел порт, который год от года увеличивает объемы грузоперевалки, и процветающий город вокруг него с новыми жилыми домами, кинотеатром, Дворцом культуры. Он был весь в работе, ей отдавал всю силу таланта руководителя крупного предприятия. Это вдохновляло его, давало ему жизненные силы. Ему было не до игр в демократию, в иллюзию демократических и справедливых выборов руководителя, которые возникли из пены перестроечной волны. Но он был втянут в нее, помимо своей воли и желания, – ничего не поделаешь: мода такая, так сказать, веление времени. И он принял его с твердой уверенностью в победу здравого смысла, с верой в людей, ради которых он жил и работал. И потому не счел нужным прибегнуть к изощренным методам, которыми умело пользуются рвущиеся к власти.
Он играл честно и… проиграл, уступив популизму, упавшему на благодатную почву так называемого «противоначальственного» синдрома.
К сожалению, среди многих бытовало и продолжает бытовать мнение о том, что какой бы ни был руководитель, он все равно плох. Вот за того, кто славно говорит, находит недостатки в работе действующего руководителя, за того, кто обещает работы меньше, а зарплаты больше, за него и проголосуем.
Жизнь, слава богу, отмела этот метод назначения на должность руководителя предприятия. Перестройка делалась методом проб и ошибок и, в конце концов, безвозвратно ушла в прошлое, оставив нам пожинать плоды и этих проб, и этих ошибок. В том, что избрали не Виктора Михайловича, вскоре пожалели даже те, кто горячо поддерживал его оппонента. Многие не без основания считают, что даже самые трудные периоды с Шелестом порт перенес бы с меньшими потерями.
Не оценили люди того, кто так хотел им добра. Обидно. Прежде всего, за них же самих. Но он понимал и «текущий момент», и чувства людей. И потому не затаил на них зла. В Ренийском порту, в Рени он оставил частицу своей души и ему всегда были не чужими и их проблемы, и их неудачи, и их победы. Он всегда с радостью принимал приглашения на праздники и порта, и города. Помнится, поздравляя коллектив с юбилеем на торжественном собрании, посвященном ему, он сказал:
— Я желаю коллективу портовиков, которых люблю, несмотря на то, что они меня не любили, отвергли, процветания, успехов. А в том, что у порта прекрасное будущее, не сомневаюсь.
Сейчас уже и не вспомнить, кому первому пришла идея, вынести на сессию горсовета рассмотреть вопрос о присвоении бывшему начальнику Ренийского морского торгового порта Шелесту В.М. звания «Почетный гражданин города Рени». Теперь это уже не важно. Важно, что многие ее восприняли как собственную. Сессия горсовета единогласным решением удовлетворила ходатайство портовиков, совета ветеранов и общественности города. И на прошедшем в прошлое воскресенье Дне города Шелесту Виктору Михайловичу была одета лента почетного гражданина, вручено свидетельство. Ренийцы чествовали человека, так много сделавшего для города. Справедливость восстановлена, и благодарные ренийцы воздали ему должное.
Н. Стойловская

  • Так называемая оранжевая революции вылилась в победу на выборах, одержанную, однако, со слабым перевесом, и становится ясно, насколько длинна тень прошлого. Но у каждого изменения есть следующий день. Если изменение сопровождалось насилием, следующий день обычно бывает зловещим; если оно было мирным — наступающий день будет, скорее, грязным[...]
  • Остров Змеиный, - потенциально "горячая точка" на теле Украины, - постоянно подвергается искусственному обострению политических конфликтов с соседней Румынией. История эта имеет глубокие корни[...]