Без гражданской позиции мы ничего хорошего не сделаем в собственном доме

Без гражданской позиции мы ничего хорошего не сделаем в собственном доме

Середина августа омрачилась двумя жестокими преступлениями – убийствами. 14 августа по улице Госпитальная, 3 на пороге своей квартиры, на пятом этаже был обнаружен труп Л. Л. Гурьянова со следами тяжких телесных повреждений, а 15 августа, после звонка в дежурную часть, оперативная группа выехала в городской парк, где возле бара «Садко» был обнаружен труп С. А. Моисеенко, - также со следами тяжких телесных повреждений, причинивших смерть.
Работникам следствия понадобилась лишь несколько дней для того, чтобы найти подозреваемых и раскрыть преступление.

Но сначала о самих преступлениях. Первое было раскрыто в тот же день по горячим следам. Установлено, Л. Л. Гурьянов был избит 16-17-летними подростками в результате ссоры на бытовой почве. Якобы, ранее Гурьянов оскорбительно выражался в адрес этих ребят. После вечеринки и дискотеки эти парни случайно узнали о том, что их обидчик находится у своих друзей. Его вызвали во двор «разобраться», и чем закончилась эта «разборка» теперь известно. К сожалению, если бы потерпевший сразу обратился за медицинской помощью, или это сделали бы его близкие, жизнь человеку еще можно было бы спасти. Но этого не случилось. Видимо, погибшему хватило сил добраться до своей квартиры, у порога которой он и потерял сознание, а затем скончался.
Второе преступление было раскрыто на третий день после его совершения. В тот день, точнее, в ту ночь, С. А. Моисеенко около часу ночи пришел в бар «Юг» и оставался там до закрытия, до четырех утра. По словам друзей и знакомых погибшего, он был сильно пьян и ему даже отказывались подавать спиртное. После закрытия бара его выпроводили на улицу, где, как оказалось, его поджидал Н. (до этого безупречно характеризовавшийся, его хорошо знают в городе, как спортсмена), который пошел с Моисеенко в парк, где, из хулиганских побуждений, нанес потерпевшему травмы, по заключению судмедэкспертизы, «не совместимые с жизнью»: перелом костей носа, черепно-мозговая травма, перелом ребер, повреждение легких и сердца. Смерть наступила в результате травматического шока, вызванного этими повреждениями.
И в том и другом случае речь идет об убийствах из хулиганских побуждений. Но объединяет оба преступления не только это, так сказать, отсутствие очевидного мотива. Речь на этот раз – о другом. И в первом, и во втором случае преступники никогда ранее не попадали в поле зрения правоохранительных органов, характеризовались положительно. То есть, в сущности, были «нормальными», «безобидными» нашими горожанами, никогда не замеченными ни в чем предосудительном. Положительно характеризуется и один из погибших С. А. Моисеенко, которого знали, как человека уравновешенного и спокойного. Ну, любил выпить, ну, выпивал, но вел себя нормально, ни у кого не вызывая беспокойства по этому поводу. Только Л. Л. Гурьянов, ранее судимый, вел нездоровый образ жизни. Обо всех же остальных участниках этих событий такого сказать было нельзя.
…Мы привыкли ругать милицию за то, что на улицах неспокойно, что совершаются преступления, что хулиганство, особенно, среди молодежи, явление повсеместное, не говоря уже о пьянстве, которое просто модно и представляется чем-то вроде создания для собственной персоны «крутого», «престижного» имиджа.
И, ругая правоохранительные органы, мы не утруждаем себя мыслью о том, что они – всего лишь последняя инстанция в цепи причинно-следственных связей, ведущих к росту преступности.
Рост этой преступности мы провоцируем сами. Всем обществом. Терпимостью там, где должна быть нетерпимость. Простой пример: ни у кого сегодня не вызывает даже тени протеста или, как минимум, недовольства, работа ночных магазинов, торгующих спиртным. Но задайте самому себе вопрос: кому и зачем это нужно?
Для роста товарооборота предпринимателя? Меня, как и любого гражданина, эта тема нисколько не волнует, и не должна волновать. Меня должно волновать и волнует другое: чтобы этот предприниматель не обманывал и не обвешивал, чтобы он не продавал пиво и водку подросткам, чтобы он не становился причиной нарушения тишины вблизи дома, где я живу.
Что же происходит на самом деле? Все прямо противоположное. И обвешивают, и обсчитывают, и продают спиртное подросткам, и выставляют столики возле магазинов, чтобы можно было тут же взять бутылку (хоть пива, хоть водки), тут же откупорить ее, тут же выпить с друзьями, заодно и драть глотку, шуметь до четырех утра. А под занавес, с хорошим «музыкальным» сопровождением пойти друг другу набить морду. Подвернется прохожий – и ему достанется...
То, что произошли убийства – это ЧП, преступление, факт из ряда вон выходящий. Но такой ли уж «выходящий»?.. А сколько происходит происшествий, о которых в милицию не сообщают, и которые заканчиваются не так трагично? Учету и статистике это не поддается, потому что информации об этом нет. Но события-то происходят. И каждый день. Точнее, опять же, каждую ночь. И всякий раз люди это наблюдают, молчат, разве что нелестно отзываясь о милиции.
Это оказывается проще, чем сообщить о правонарушении. Конечно же, и о них сообщают, но в большинстве случаев – и в милицию, и нам, в редакцию, – желая оставаться анонимами. Дабы не причинить «неприятностей» тому же предпринимателю, дабы не обидеть знакомого, сын которого вчера напился, дабы «не нажить себе врагов». И эта «деликатность» наша оборачивается тем, что мы «наживаем» и себе и обществу не врагов, а убийц и преступников. Впрочем, как бы там ни было, реагировать даже на анонимные сигналы необходимо. Другое дело, что в решении этой проблему должна играть главенствующую роль общественность.
Нам должно быть совершенно безразлично сколько и каких рабочих мест создаст предприниматель, нам совершенно безразлично, когда и чем он будет торговать. Но нам не безразлично где он будет торговать, кому он будет продавать товар, реализация которого ограничена определенными правилами. Во всяком случае, центр города должен быть максимально защищен от стихии алкоголизма, если можно так выразиться. Почему центр? Да потому что если за водкой далеко идти, не всякому это будет интересно. Наконец, потому что в самом центре, как показывает практика, у нас и совершаются самые безобразные преступления.
Еще одно. Если вывеска в магазине «Спиртное, сигареты и пиво не отпускаются лицам, не достигшим восемнадцати лет» является только вывеской для проверяющих, такую торговую точку надо либо закрыть, либо запретить здесь продажу спиртного. Просто и недвусмысленно. Раз и навсегда.
Если магазин превращается в распивочную, посетители которой любят пошуметь, а владелец этой точки не в состоянии обеспечить тишину, тогда тишину должны обеспечить мы сами, потребовав эту торговую точку либо ликвидировать, либо запретить заниматься здесь пивной самодеятельностью. Доходы вашего магазина, господин предприниматель, нас не интересуют. А вот то, что 16-летний подросток, купив здесь бутылочку, пойдет после ее распития «выяснять отношения», очень даже интересует.
И чем заканчивается это – для понимания доступно.
К счастью, роста преступности среди несовершеннолетних в нашем районе и в городе, не наблюдается. Только ведь не наблюдается и ее снижения. Давайте, исследуем первый трагичный факт. Двое из юных преступников оказались предоставленными сами себе. Отца нет, мать полгода как выехала в областной центр на заработки. Нормальные ребята из, в общем-то, нормальной, как принято говорить, «благополучной» семьи в одночасье стали преступниками, совершившими убийство. До преступления оказалось один шаг. При попустительстве взрослых. Матери, предоставившей детям полную «свободу», общества, которому больше нравится поговорить «взагалі», чем занимать гражданскую позицию и требовать от властей принимать меры.
Согласитесь, без общественного влияния на власть, без гражданской позиции, высказанной и последовательно отстаиваемой в обществе (в маленьком обществе, — в каждом конкретном городе и селе), мы ничего хорошего не сделаем в своем собственном доме. И кивать на милицию не надо. Как говорится, посмотритесь в зеркало и «неча на зеркало пенять…».
…За последние четыре года не приходит на память ни одного случая, чтобы хоть одна политическая партия, действующая в нашем городе и районе, подняла вопрос о преступности, тем более, среди молодежи, тем более, спровоцированной ее пьянством, тем более, в результате бесконтрольности деятельности торговых точек. Где же ваша гражданская позиция, господа партийцы? Если она «просыпается» только тогда, когда идет предвыборная кампания и надо повышать рейтинг лидера, что же это, извините, за партия, не способная видеть собственными глазами, что происходит в их собственном доме, а не где-то там, в заоблачных высях политических спекуляций! Если это Ренийский райком энной партии, то давайте говорить о событиях в городе Рени и районе, а не в городе Киеве и Политсовете партии. Вот о чем никак не услышишь от партийной общественности, которая ввиду конкретно взятых событий конкретно взятой улицы, теряет дар речи и способность заявить о собственной позиции. То есть, либо ее нет вовсе, либо ее еще предстоит выработать. Хотелось бы верить в последнее. И пора уже вырабатывать.
Думается, политическая кампания по выборам нового президента Украины – хороший повод высказать мысли по поводу наших скорбных дел местного, а не регионального и всеукраинского значения. Хотелось бы, чтоб это было услышано всеми партийцами.
…Во время беседы с заместителем начальника Ренийского РОВД В. Спау, естественно, автор этих заметок интересовался тем, осуществляется ли контроль со стороны милиции за продажей спиртного в торговых точках, есть ли случаи нарушений, когда спиртное отпускалось несовершеннолетним. И как с этим бороться?
Да, нарушения есть, и эти случаи фиксируются регулярно, методично, всегда, когда работники милиции проводят, так называемые, «контрольные закупки», рейды.
А вот как с этим бороться, ответить мы можем сами. Вспомните, что торговых точек у нас по городу около двухсот. Даже если всех работников РОВД ежедневно направлять в рейды, это ничего не даст: магазины, лавки и киоски работают каждый день и весь день, если не круглосуточно. Да и любой рейд позволит выявить один-два случая: слух о «наезде» облетит все торговые точки быстрее, чем приедет рейдовая бригада.
Не хочу, чтобы создалось впечатление, будто настолько плоха и безнравственна наша торговля, что все продавцы – потенциальные правонарушители. Но, положа руку на сердце, скажите, каков процент продавцов, для кого запрет на отпуск спиртного несовершеннолетнему, буква закона, которую этот продавец не нарушит?
Вот этот вопрос нас тоже совершенно не должен беспокоить, потому что мы не должны полагаться на порядочность и совесть. Мы должны руководствоваться правилами. А они должны быть жесткими.
По статистике, с которой меня познакомил в РОВД В. Спау, абсолютное большинство преступлений совершено в нетрезвом виде. Все преступления среди несовершеннолетних совершены на почве пьянства. И для профилактики, для предупреждения этих преступлений есть одно средство: попытаться остановить распространение этой заразы административными мерами. Не надо призывать работников торговли к совестливости. Надо запрещать продажу спиртного там, где есть для этого основания и причины, где есть жалобы людей, где зафиксированы факты правонарушений, которые повторяются от случая к случаю. Надо, наконец, запретить ночную торговлю спиртным в центре города, поблизости от мест массового отдыха. Тот же городской парк, наверное, может и должен стать зоной, свободной от спиртного, ну, хотите, торгуйте безалкогольными пивом и шампанским, по меньшей мере, будет и тише, и спокойней.
Еще раз о тишине. Мы уже сообщали в июне об Указе Президента Украины, предусматривающем административные меры за нарушение тишины и покоя с 22.00 до 8 утра ежедневно и во все выходные, праздничные дни – круглосуточно. У нас как будто об этом указе и слыхом не слышали. Мы попросили руководство РОВД рассказать о работе милиции по выполнению этого указа и собственном видении работников РОВД этой проблемы. В следующем номере газеты материал на эту тему будет опубликован.
Мы хотим привлечь внимание общественности и к этой проблеме, и к проблеме преступности среди молодежи, и к проблеме, которую нельзя не заметить: добропорядочные граждане, вдруг, к изумлению многих, оказываются в следственном изоляторе. Этого быть не должно, но это происходит. И сказать, что это – проблема, которой должны заниматься только правоохранительные органы, значит, отказаться в целом решать ее.
Не нам, журналистам и редакции этот узелок можно развязать. Делать это надо всем, в первую очередь, тем, кто представляет всю общественность нашего города и района. И откладывать на завтра нельзя. Потому что завтра мы обязательно узнаем новые имена «ранее, не попадавших в поле зрения милиции», но уже обреченных на исковерканную жизнь за решеткой и после нее. Об этом свидетельствует и печальная милицейская статистика: за семь месяцев этого года, так называемых, общекриминальных преступлений зарегистрировано 295. В прошлом году их было на 68 меньше – 227. Надо ли комментировать?!
…В преступлении, а, тем более, в убийстве, всегда две жертвы: и сам пострадавший, и тот, кто это сделал. Эти жертвы неотвратимы, необратимы и навсегда. Но избавиться от них мы все-таки можем.
Лев Василишин
От редакции. На следующей неделе приглашаем к разговору по поднятым вопросам представителей политических партий, райгосадминистрации и городского совета. О времени и месте будут проинформированы все руководители районных парторганизаций, руководство райгосадминистрации и горсовета по телефону. Давайте что-то будем делать все вместе!

  • Горожане, наверное, хорошо помнят, как в погожий октябрьский день, в кинотеатре «Комсомолец», что называется яблоку упасть негде было. Ренийский центр занятости проводил здесь очередную акцию, — так называемую «ярмарку вакансий»[...]
  • Остров Змеиный, - потенциально "горячая точка" на теле Украины, - постоянно подвергается искусственному обострению политических конфликтов с соседней Румынией. История эта имеет глубокие корни[...]