90 лет тому назад мир содрогнулся, обезумев…

90 лет тому назад мир содрогнулся, обезумев…

Пышным определением «Вторая Отечественная» официальная пропаганда империи поначалу окрестила то, что впоследствии называли сдержанно — «Первая мировая война». Но тогда, в августе 1914-го, аналогию делали с Отечественной войной 1812 года — событием трагическим и славным. Правда, никому в голову не приходила другая аналогия: за 102 года до этого Наполеон напал на Россию, а в 1914-м российские границы никто нарушать и не пытался…
Сегодня ясно: трагедий хватило, а вот славы… Крах империи, Октябрьская революция, Гражданская война да и все, что было потом, включая ГУЛАГ, 70 лет авторитарного режима, хотя советская власть и была безусловным благом, если бы не ошибки… Потом – предательство партийного и советского руководства, потом… Все то, что мы имеем сейчас… История не бывает в отдельности. История, — связь времен и цепь событий, событий, которых могло бы не быть. Могло бы, если бы. Только история не знает и сослагательного наклонения.

Вот цена, которую пришлось заплатить нашей стране и народам (теперь уже наших стран) за благородный порыв: вступиться за сербов, униженных австрийцами, сохранить верность союзническим обязательствам, Ведь «прекрасная Франция» и «великая Британия» вступили в бой с «варварами-тевтонами».
Логичный вопрос: а зачем вообще Россия тогда в эту драку ввязалась? Чего хотела? Общеизвестно, что еще за семь месяцев до начала войны умный монархист, бывший министр Петр Дурново подал царю слезный меморандум: «Ваше Величество, не впутывайтесь!»
И дальше по пунктам: что и как у нас случится, если Россия поддастся общеевропейской истерии. Листая эти архивные страницы, просто поражаешься, насколько прозорливым был царский министр, предупреждавший государя о гибели империи, о возможной смуте народа, в которой могут взять верх и прийти к власти анархисты, ворье, люди без нравственных ориентиров.
Так оно и случилось, при том, что, ввязавшись в войну, Россия ничего, собственно, и не хотела — вот парадокс! Это Германия бесновалась из-за того, что опоздала к дележке мирового колониального пирога. Это Англия нервничала: Берлин намеревается переделить колониальную систему в свою пользу и наращивает флот (по понятиям того времени — все равно, что сегодняшняя попытка политического конкурента обзавестись ядерным оружием). Это Франция мечтала о возвращении утраченных после Франко-прусской войны Эльзаса и Лотарингии.
Существовал целый узел проблем, но в любом случае — чужих. Колоний у России не было — «прирастала Сибирью». Десяти лет не прошло со времен бесславной японской войны и хулиганских массовых беспорядков 1905 года, прозванных впоследствии первой русской революцией. А две войны и одна революция за десять лет — непозволительная роскошь для любого государства.
Конечно, были трения с Австро-Венгрией из-за влияния на Балканах. Но трения бывают всегда… А влияние России на Балканах, в славянских провинциях всегда было несомненно, неоспоримо и с этим ничего нельзя было поделать.
А какие претензии были к России у ее противников? Покорить хотели? Водрузить германский или австро-венгерский флаг над Петербургом или Москвой? Да тоже нет… И потом царствующие дворы были просто близкими и дальними родственниками. Все – как один!
Предел германских притязаний — «доктрина фон Бюлова»: Россия вытесняется из Прибалтики и Польши, возвращается к допетровским границам и прекращает экспорт в Европу дешевого зерна (требование конкурентов — восточно-прусских помещиков). Австрия хотела просто найти понимание у своего соседа, с которым и не помышляла воевать. Австрия хотела одного: чтобы Россия не вмешивалась в балканскую ситуацию и не подогревала «боевой дух» тамошних славян.
Когда в 1908 г. австрийцы аннексировали Боснию и Герцеговину (бесспорно — в нарушение международных норм) и Николай вознамерился было примерно наказать Вену, Столыпин костьми лег, чтобы предотвратить конфликт, — он так мечтал о 20 годах покоя для державы! Теперь Столыпина не было. Острая нехватка государственных умов, слабый царь, политический раздрай — вот российские реалии той поры.
Россия вступила в войну, не сильно понимая, за что она, собственно, воюет. Национальная идея подменялась барабанным пафосом. «Вторая Отечественная»? Посмотрите на карту: все сражения — в Польше, в Белоруссии, в Галиции, в Прибалтике, в Закавказье (когда пришлось драться с Турцией). Русская армия терпела поражения, одерживала победы, но до собственно российских земель противник так и не дошел. У него вообще таких планов и не было.
Это потом у противника появился план руками собственных российских смутьянов ослабить Россию, вывести ее из войны, чтобы, в конечном итоге, осуществить передел мира уже без России. Вот почему пораженческие настроения в русской армии были так нужны и ее противникам, и ее союзникам в лице Франции и Великобритании. Вот почему идеи большевиков находили понимание и поддержку (не только моральную) и в Германии, и в Великобритании, и во Франции. Просто там не могли предположить и предвидеть каких масштабов и какого политического, а за ним и экономического результата может достигнуть революция в России.
Так что аналогия со второй отечественной не проходила. Да и вместо Сусаниных на всем пространстве необъятной империи появлялись одни Иуды…Лозунг защиты собственного дома не работал. Потом возникла геополитическая концепция выхода России к Босфору и Дарданеллам. Ну, конечно! Лежит мужик в гнилом окопе под шрапнелью врага где-нибудь в пинских болотах — а ему толкуют, что все это ради Дарданелл…
То есть Россия не должна была ввязываться? Однако, исходя из тогдашней ситуации, как ни разбирай эту шахматную позицию, не было другого выхода. Цугцванг — сама ситуация вынуждала делать опасные, но неизбежные ходы. Допустим, Николай плюнул на договоры — и что дальше? Конечно, без России немцы и австрийцы в два счета справились бы с Францией и Англией. А потом? Позволили бы они России оставаться великой державой? Или, объединив усилия, выступили бы уже против нее — не отвлекаясь на всякие Марны и Вердены? Возможно, был шанс изменить историю летом 1916-го, когда измотанные немцы намекнули России на готовность к сепаратному миру. Но царь отказался: союзнические обязательства. Между тем кризис в стране назревал…
Первая мировая продлилась четыре года, четыре месяца и десять дней, она закончилась 11 ноября 1918 года Компьенским перемирием. Россия этого события практически не заметила — у нас уже вовсю бушевала Гражданская. 28 июня 1919 года был подписан Версальский мир — и возникла новая мировая система.
Польша, Чехословакия, Литва, Латвия, Эстония, Ливан, Сирия, Ирак… Вспомним сегодня, что эти и многие другие страны появились на обломках рухнувших империй (Российской, Австро-Венгерской, Оттоманской) именно после Первой мировой. Германия была обложена жесточайшими репарациями, чувствовала себя униженной и судорожно искала виноватых. Французский маршал Фош после Версаля заметил: «Это не мир. Это перемирие на 20 лет».
Ошибся на несколько месяцев: Вторая мировая началась 1 сентября 1939 года. Для России (точнее, для СССР) она стала Великой Отечественной. И это уже не пропагандистский пафос.

Удалой казак Козьма Крючков

Донской казак Козьма Крючков был одним из главных пропагандистских символов этой войны. Лубочное изображение чубатого удальца, который нанизывает, как шашлык, на пику пять-семь-десять противных пузатых германцев, красовалось повсеместно.
Кузьма (Козьма) Фирсович Крючков, 26 лет, уроженец хутора Нижне-Калмыковский станицы Усть-Хоперской, казак-старообрядец, отец двоих детей, приказной (ефрейтор) третьего Донского имени Ермака Тимофеевича полка, отличился 12 августа 1914 года. Вместе с тремя однополчанами — Щегольковым, Иванковым и Астаховым — недалеко от польского городка Кальвария он наткнулся на 27 немецких драгун. В бою, согласно официальным отчетам, Крючков зарубил и заколол пикой 11 человек, получил 16 ран, товарищи тоже не подкачали — в общем, к исходу схватки «на земле лежали двадцать три трупа да несколько нераненных лошадей носились в испуге».
Крючков стал первым георгиевским кавалером Первой мировой войны. Началась слава. Появились папиросы «Козьма Крючков», пароход «Козьма Крючков», фильм «Козьма Крючков», его рисовал Репин, петербургские красавицы специально ездили на фронт знакомиться со славным героем. Скептики, правда, сомневались: чтобы 11 человек пикой да шашкой? Но специалисты по холодному оружию и сегодня утверждают: если человек умелый, если противник растерян — отчего же? Может, и не все 11 немцев на счету одного Крючкова, может, и товарищи помогли, может, вообще трупов было не двадцать три, а поменьше — но бой был, это факт.
Про «подвиг Козьмы Крючкова» написано и в «Тихом Доне». По Шолохову, произошла случайная, нелепая стычка, где обе стороны рубили друг друга не столько от храбрости, сколько от испуганного ожесточения — а потом разбежались. О Крючкове он пишет с иронией: выделили его, дескать, поскольку был любимцем командира сотни (плюс общественная потребность в мифе), потом Козьма «слонялся до конца войны», получив «автоматом» остальные три Георгия, из приключения своего «сделал доходную профессию: врал без зазрения совести». Все, видимо, и так, и не так.
Известно, что Шолохов беседовал с другим участником боя, Иванковым, так что обстоятельствам схватки можно верить. Прочие награды Крючков действительно получил очень быстро: его возили по фронтам, и командующие своей властью отмечали показательного героя. Но когда шум утих, Крючков вернулся в свою часть. Воевал храбро, получил офицерский чин. В 1916-м был ранен, в госпитале у него украли все кресты и золотое георгиевское оружие — из-за этого газеты много шумели. После Февральской революции Крючков был избран председателем полкового комитета, потом вернулся домой. В 1919-м принял участие в Вешенском восстании и погиб в бою с красными.
Существует предание, что раненого Крючкова зарубил лично Буденный, которому Крючков якобы плюнул в лицо «за измену казачьему делу» — но вряд ли это правда. Просто реальный Крючков уже при жизни стал мифом — а что за миф без эффектной развязки?

В Первой мировой участвовали
38 государств

Первая мировая война началась 1 августа 1914 г., закончилась 11 ноября 1918 г. Началась как конфликт Германии и Австро-Венгрии со странами Антанты — Францией, Англией и Россией. Формальным поводом стало убийство сербским националистом Гаврилой Принципом австрийского эрцгерцога Фердинанда. В войне принимали участие 38 государств. Основные сражения велись в Европе, но боевые действия затронули также Ближний и Дальний Восток, Африку, Латинскую Америку. Общие потери: убиты и умерли от ран 9,5 миллионов человек; 20 миллионов ранены; 3,5 миллиона остались инвалидами. Число жертв среди мирного населения неизвестно до сих пор: учет не велся. Наибольшие потери понесли Германия, Россия, Франция, Англия, Австро-Венгрия.
Девяносто лет тому назад, по словам поэта, «мир содрогнулся, обезумев и не отважился трезветь…». Что получил мир в результате этой войныx? Две авторитарные системы: фашизм и псевдокоммунизм, двадцать лет мирной передышки и вторую страшную войну, унесшую жизни по разным подсчетам от пятидесяти до семидесяти миллионов людей. Что получил мир в результате цепи неотвратимых событий мировой истории? Деградацию общественной морали и нравственности, абсолютный диктат капитала, неоколониализм, ядерное оружие и животный страх перед будущим…
Вячеслав Шацилло,
доктор исторических наук, член ассоциации историков Первой мировой войны.

  • Зима — пора простуд. А как с ними бороться, чтобы победить наверняка? Есть у каждого в семье свои проверенные способы. А если они уже надоели или вам кажется, что перестали действовать, может быть, пришла пора перенимать мировой опыт? Давайте попробуем...[...]
  • Украина станет первой страной в истории новой России, чествование которой продлится целый год[...]