Сосед — наказание

Сосед — наказаниеНа прошлой неделе по всей Франции раздавался стройный многоголосый перезвон бокалов. Французы пытались проявлять любезность к тем, кого, как правило, привыкли ненавидеть, – к своим соседям. Во Франции проводилась операция под названием «Принимаем гостей» – во всех концах страны жителей призвали зарыть топор войны и войти в контакт с тем, кто так близок, но не всегда любим.
Во все остальные 364 дня соседские отношения в лучшем случае ограничиваются брошенным вскользь «бонжур», исключительно без улыбки. В городе, где большинство людей живут «стенка в стенку» друг с другом и друг над другом, причем в домах с отвратительной звукоизоляцией, отношения неизбежно портятся. Кстати, наши «хрущевки» и «пятиэтажки», по сравнению классическим французским жильем провинции – звуконепроницаемые апартаменты.
Самые частые жалобы – гремящая музыка, звук дрели (сверлить дыры в стенах – самое популярное утреннее воскресное развлечение) и звук работающей стиральной машины… в три часа ночи, когда электричество дешевле. Прибавьте к этому цокот каблуков-шпилек по деревянным полам, сексуальные крики – и вы поймете, что даже самых терпеливых соседей можно привести в бешенство.
Но в майский вечер три миллиона людей, живущих рядом в 210 городах, постарались забыть все свои старые обиды за бутылочкой-другой вина. Правда, всего-то на один день. «Больше – это слишком много, — уверяют они, — потому что спокойных соседей у нас не бывает…».

  • Если честно, то о деньгах мы особо не думали. Ехали просто посмотреть на Киев в такое неспокойное время. Обещали же нам обеспечить ночлег, питание, выдавать суточные и, я уже сказала, возместить затраты на дорогу. С собой мы денег почти не брали (да и откуда они у обычного студента?), поэтому подруга еще в пути спросила: «Если денег не дадут, ты что выбираешь: на паперти стоять или на панели?» Она, конечно же, пошутила, но не без определенной доли правды. Как говорится, ехали туда, не знамо куда[...]
  • И впрямь повезло парню, потому что, по его собственным рассказам, служить ему, если и пришлось, то лишь в "учебке", до принятия присяги. А поскольку имел фельдшерское ветеринарное образование до армии, это и пригодилось больше всего[...]