Презумпция виновности

Презумпция виновности

Наверное, не будет преувеличением сказать, что публикация «Ренийского вестника» в № 40 за минувший вторник, уже никого не удивила. Не удивила и нас, коллег районных журналистов, хотя нам самим, как говорится, «досталось» не так давно в публикации той же газеты, на которую, впрочем, мы реагировать не собирались. Не собирались по простой банальной причине: все выступления «Час пик» как оппонента районной газеты всегда сводились к проблемам качества журналистского творчества, без перехода на личное. Нам же возражали прямо противоположным. «Дискутировать» в таких случаях не о чем, если это разговор слепого с глухим…
О проблемах качества мы поговорим и сегодня. Вынуждены поговорить. Две статьи «Наш дом – наша крепость. И мы его не отдадим» и «Легальный вандализм?», опубликованные в «Ренийском вестнике» нельзя проигнорировать, потому что они демонстрируют определенный стиль работы. Стиль отношения районной газеты к работе городского совета и его исполкома, который почему-то называется «противостоянием».
Противостоять можно стихии, например, урагану. Можно противостоять нападающему человеку или зверю. Но как можно противостоять тому, кто и что не нападает, а всякий раз оказывается в роли… защищающейся стороны.
Ну, скажите на милость, как можно противостоять безветренной погоде, солнечному дню, хорошему настроению, ритмичной работе, чистоте и порядку, и так далее! Оказывается, можно. Можно с легкостью подменять понятия, манипулировать сознанием читателя, предлагать ему не факт, а собственное видение факта, не доказательство, а догадки, не аргумент, а мнение, не логику, здравый смысл, а нечто им прямо противоположное. Можно, наконец, из всего этого сделать мыльную оперу, главный герой которой вот уже пять лет пытается доказать всему миру какой он хороший и пушистый, как борется «за правду» и интересы рядовых граждан.
Не будем цитировать строк из упоминавшихся публикаций.
После просмотра очередной «серии» создается впечатление, что у нас нет других проблем, кроме персоны городского головы в Рени. Это он развалил Советский Союз, он способствовал обнищанию народа, он лишил нас заводов и фабрик.
До него, в славном 1998 году все было светло и безоблачно в Рени: резали новые локомотивы (аж 38 штук!), рельсы и колесные пары, — все на металлолом, заготовки которого так были необходимы местным «юным пионерам» руководящего состава постсоветской Украины. «Ренийский вестник» не возмущался этим, а писал бодрые репортажи о тех же самых «юных пионерах», прославляя их самоотверженный труд.
На общую беду у города, вдруг, появился хозяин, резко и недвусмысленно заявивший: хватит воровать! Надо работать и что-то делать для общего блага. «Пионеры» обиделись. Они-то ведь как раз на общее благо и работали, правда, ради каких-то там двух-трех человек, но это уже неважно.
Сергей Степанович сразу же стал постоянным героем газетных полос. Не поведение «пионеров», не уничтоженное ими оборудованное, машины, механизмы, материальные и денежные ценности интересовали газетчиков, а личность человека, который этому действительно противостоял.
Не приходит на память и критика со страниц той же газеты в адрес районных властей, например, хотя бы в те дни, когда «Час пик» опубликовал материал о недостойном поведении бывшего председателя райсовета Каравасили, виновника ДТП, в котором пострадал человек. Не припомним мы ни критики в адрес вышестоящих властей со стороны газеты, ни принципиальной ее позиции даже по отношению к не столь уж отдаленным событиям в Ренийском порту. Тогда у редакции не возникло по отношению к бывшему начальнику порта ни одного вопроса на каком основании было, например, продано по ничтожной цене, а то и просто отдано даром оборудование, краны, погрузчики и иное имущество. Информацией об этом редакция располагала. Но порт оплатил подписку газете на первый квартал. И, очевидно, поэтому вместо вопросов к Бедину, тогда начальнику порта, последователи выступления самого Бедина… против политики мэрии, в том числе, по отношению к СЭЗ.
Статья в «Ренийском вестнике» поставила ряд вопросов к мэрии, которые не могли не вызвать удивление у нас тем, что ответы на эти вопросы были давно получены и опубликованы. Касаются они большей частью проблем реформирования ЖКХ, обеспечения теплом и переходом на индивидуальное отопление, общежития по улице Рыбацкой. Ответы на все эти вопросы были даны исчерпывающие. Более того, «Час пик», равно как и Ренийское муниципальное телевидение не раз возвращались к этим темам, чтобы информация могла дойти абсолютно до всех.
Единственным, до кого эта информация почему-то не дошла, оказался «Ренийский вестник». Ну, не доходит и все! Что тут поделать! Случай, что называется исключительный. Поэтому иногда приходится повторять, извините, как у нас принято выражаться, «для особо одаренных», тем более, если помните, они сами это с блеском демонстрировали, хвастаясь образованием, полученным в «престижных вузах».
По проблемам железнодорожного служебного бытового комплекса, переданного ПЖКХ в 2002 году, исчерпывающая информация уже дана нами на четвертой полосе газеты в статье «Зданиям был нанесен непоправимый ущерб, люди унесли окна, двери, все металлические конструкции…». Все точки над «i» как будто расставлены. Тем не менее, мы попросили дать нашей газете интервью по поводу «резкой критики», содержащейся в выступлении газеты «Ренийский вестник». И первый вопрос, который мы задали Сергею Степановичу, это обозначенное «Ренийским вестником» то самое «противостояние».
— Это ничего кроме смеха не вызывает! – восклицает Сергей Степанович. – Абсурд! В оппозиции можно быть только к вышестоящей власти. А здесь все наоборот. «Ренийский вестник» — орган райсовета и райгосадминистрации. И горсовет у нас – районного подчинения, а не наоборот. Это все равно, что я сегодня буду в оппозиции… к ПЖКХ или к горкоммунхозу. Демонстрировать «зубастость» на нижестоящем и смешно, и стыдно. Это говорит о слабости. Другое дело, что, оказывается, нас считают вышестоящей властью, настоящей властью и силой. Это — единственное чем я удовлетворен: с нами считаются. Наверное, поэтому не находят ничего лучшего, как постоянно поливать грязью, оскорблять. Тоже – оружие слабых, потому что ничего не могут предложить, противопоставить ни по СЭЗ ни по жилищно-коммунальной реформе, ни по теплу ни по другим жизненным вопросам и инициативам горисполкома. За пять лет — ни одного предложения, ни одной альтернативы, ни одной идеи! Мысли и интеллекта хватает лишь на то, чтобы облить грязью, не отвечая за это…
Вопрос. Таким образом, вы не хотите иметь дела с «Ренийским вестником», отказываетесь отвечать на вопросы редакции и в дальнейшем?
С. Колевич. Я готов отвечать на их вопросы и буду отвечать. Но всегда и во всех случаях самой короткой фразой без изменений: «Все будет хорошо, ребята!». Большего сказать не могу. Потому что не припомню ни одного случая за пять лет, когда мои слова не искажались бы, цитаты не перевирались и не передергивались. Ни одного случая за пять лет! Что бы я ни сказал, какое интервью не дал бы «Ренийскому вестнику», все перевирается, искажается, затем, как правило, в конце публикации редакция подводит итог и любая здравая мысль, любая идея меняется на точку зрения «писателя». На все сто процентов! Какой смысл отвечать на вопросы и давать интервью, если вместо этого даются умозаключения «студента престижного вуза». Мне просто стыдно бывает за это! Ну, дайте вы хоть раз интервью без ваших умозаключений! За пять лет можно? Не искажайте смысла, не меняйте местами слова. Если вы задаете вопросы мэру, дайте то, что говорит мэр, а не то, что думает журналист. Нет, не получается, не хотят… А потом редактор мне звонит и снисходительно говорит, что вы можете прийти в редакцию, можете опровергнуть публикацию, высказать свое мнение коллективу. Такой подход неприемлем.
Вопрос. Неужели за все эти годы ваши отношения с газетой были такими же, как и сейчас? Каким вы приняли городское хозяйство, когда вступили в должность мэра?
С. С. Колевич. Начну со второго вопроса. Одно слово: развал и разруха. Бюджет — 680 тысяч гривень в год. Два года — размер задолженности по зарплате и два бюджета долгов. Жесткое поведение районных и областных структур против всего, что начал предпринимать горисполком. Так продолжалось практически все четыре года. Противостояние. Битва за каждую гривню, битва за кадры, за то чтобы что-то остановить падение в пропасть, двинуть в жизнь инициативы, добиться принятия законов. Четыре года — в боях, чтобы в Рени стабилизировать ситуацию. И не только. Привлечь интерес к Рени, сделать последовательные шаги в этом направлении, совершить то, что мы потом назвали информационным прорывом, когда о Рени узнала вся Украина, узнали во многих странах за рубежом. А ведь падение в пропасть еще продолжалось почти два года. Потому что механизм развала советского союза был так закручен. Наверное, в этом не вина мэра. Он просто оказался именно в такой ситуации. Но прошли четыре года. Противостояние закончилось. Ушли Каравасили, Буценко которые создавали искусственно ситуацию скандалов, «накручивали» областную администрацию против мэрии. Все ушло в прошлое. И вот после следующих выборов нам потребовался уже всего лишь год, чтобы принять постановы и нормативную базу, законодательные акты и по СЭЗ и по нашим долгосрочным программам, разработать и принять программы, в том числе, социально ориентированные, чтобы начались решаться фундаментальные вопросы жизни города. Сегодня законы приняты, нормативная база есть, программы приняты и расписаны, СЭЗ живет и работает, инвесторы есть, а ключевые инвесторы определены. Сегодняшний, 2004-й год, — главный год, когда разворачивается все: и СЭЗ, и реформа ЖКХ, и тепло, и финансы, и инвестиционные проекты, и социальные программы, и бюджет.
Ведь о том же бюджете. Ни одной строчкой, хотя бы вскользь не упомянуто, что бюджет города за все эти годы увеличился в восемь раз, и этот бюджет кормит районные структуры власти, на дотацию которых из казны города изымается 1,3 миллиона гривень в год, в том числе, и на содержание того же «Ренийского вестника». А что в семи селах района? Надо же быть честным до конца. Посмотрите динамику бюджетов в селах. По-прежнему стагнация, убытки. Сегодня город вытаскивает из пропасти район. Но этого очевидного факта видеть не хотят. Потому что задача у того же «Ренийского вестника» другая: устроить скандал, создать видимость «противостояния», помахать популистскими лозунгами, не дать мэру высказаться так, как он говорит и думает, и тут же обвинить мэра, как будто он сам создал подобную обстановку. Прием дешевый и известный. Но не работает…
Как говорится, караван идет… Позитивные процессы пошли и их уже не остановить. Истерика. Пробовали устроить скандалы по СЭЗ, не получилось. Кричали что и СЭЗ нет, и инвесторы не придут, и Бедин закрыл «Рени-Меридиан», «Рени-лес». Бедин ушел, проекты остались. «Рени-лес» поменял инвесторов, люди пришли и начинают работать. «Меридиан» получил одобрение «Эксимбанка» США. Сейчас на сайте банка в интернете размещена информация об этом проекте и о Рени. Таковы правила: выставить на всеобщее мировое обозрение проект и информацию, которые должны быть доступны для любого в течение шести недель. После этого срока, если не поступает возражений, совет директоров приступает к финансированию. Осталось ждать всего две недели. Не получилось провалить городскую программу и по теплу. Люди поняли и выгоду, и то, что альтернативы нет. Позитивные процессы идут и идут, их не остановить. Ну, не хочет этого видеть «Ренийский вестник». Что делать?.. Истерика. Что дальше? Нашли четыре-пять зданий. А почему не сказать, что железная дорога была не в состоянии содержать их 5—7, до 10-ти лет, не говоря уже о том, чтобы использовать, сдать в аренду или найти эффективного собственника. Горисполком полтора года искал возможных арендаторов или новых собственников, но вся эта убогость, тем более на краю города, ни у кого не могла вызвать интерес. И единственно правильным было решение разбирать здания, продавать стройматериалы и все сто процентов средств направлять в бюджет.
Если газета хочет быть объективной, почему не поднять в одном и том же материале проблемы райпотребсоюза или «Сельхозхимии», семи сел района, где развал и разруха продолжаются по сегодняшний день?
Понятно, что этого видеть не хочется. Как не хочется видеть того, что в нашем городе исчезли убогие магазины и оживилась торговля, создавшая сотни рабочих мест. Не хочется видеть, что в Рени появились банки, которые никогда не приходят на «пустое место». В упор не хочется видеть, что сделал исполком горсовета ради того, чтобы штаб еврорегиона был не в Одессе, не в Бухаресте, а именно в Рени для трех государств и горисполком добился движения маленького города, провинции — в сторону европейского сотрудничества.
А газификация! Да когда первый в районе, так называемый «болгарский дом» с трудом газифицировали и люди перестали таскать баллоны на пятый этаж, это было знаменательное событие! Приехал губернатор, барабаны стучали митинг: первый дом! А сегодня больше сотни многоквартирных, многоэтажных домов получили природный газ, но никто ведь ни копейки не выделил на газификацию: ни область, ни район! А сегодня горисполком проявил инициативу создать десятки кооперативов частников, и совместными усилиями начали газифицировать частный сектор. Этого тоже не хочется замечать…
А перегрузка газового конденсата. Вспомним: полгода горисполком боролся за решение проблемы экологии в городе. Только путем прямого обращения в Администрацию Президента, Кабинет Министров, к Министру экологии и Главному санитарному врачу страны нам удалось решить проблему, решением Главного санитарного врача перегрузка была остановлена, нарушения санитарных норм установлены. Министр экологии лично обратился к мэру города с письмом в котором подтвердил, что все, указанные нами недостатки и нарушения имели место, признаны как факт и подлежат немедленному устранению. И что же? Когда меры были приняты «сверху», депутаты областного совета… поставили этот вопрос в повестку дня и «изучили», а «Ренийский вестник» взахлеб написал… о роли депутатов областного совета. Нечистоплотно, неуклюже. И факт.
Вопрос. И последнее. «Релуки».
С. С. Колевич. И это общеизвестно, в каком состоянии было помещение ЗАГСа. Мы ему предоставили помещение лучше. А старое фирма выкупила по весьма высокой цене. Не говоря уже о том, сколько пришлось вложить в восстановление здания, хотя фундамент по-прежнему там дает осадку и его ремонт еще потребует немалых затрат. И земли, о которых «Ренийский вестник» пишет, взяты фирмой в аренду, а не бесплатно. Фирма развивается и платит налоги. Найдите, хотя бы у нас в районе другую частную такую фирму, созданную без посторонней помощи и средств, которая бы так исправно и столько платила налогов! Знаете, сколько налогов уплатили «Релуки» только за последние годы? Свыше двух миллионов гривень. А ведь это — налоги, которые идут, между прочим, и на содержание той же газеты. Почему же она не напишет, что «Релуки» — самый крупный, исправный налогоплательщик в районе? Ну, не входит это в задачу редакции. Нет ни одного вопроса, на который я бы не смог ответить по существу и конкретно. И я хочу, чтобы совершенно определенно прозвучала одна мысль: на мэра невозможно «надавить», его нельзя запугать. Он такой, какой он есть, и с этим надо считаться…
…Можно было бы поставить точку, потому что сегодня получены все ответы на все «острые» вопросы, прозвучавшие публично и потому заставившие «Час пик» не остаться в стороне. Но есть последний вопрос, который мы адресуем не мэру, а над которым призываем поразмышлять читателя: зачем и кому это нужно? Нам с вами? Вряд ли. «Ренийскому вестнику»? Увы, это не делает чести имиджу газеты, давно запутавшейся в сюжетах собственной мыльной оперы. Вот, видит Бог, не хотелось нам реагировать на мыльные пузыри, выпущенные против уже нашей газеты и по адресу ее редактора, так надо же! Ребята-коллеги в очередной раз сами себя высекли. Спасибо, друзья! Это радует. А, впрочем, если серьезно, огорчает. Не надо большого интеллекта, чтобы понять одну простую житейскую мысль, очень точно сформулированную в клятве Гиппократа «не навреди». Исходить из этого принципа просто, и всем дано. Но не у всех получается…
А. Муравенко

  • Мы не должны забывать о роли, которую Киев и Киевская Русь сыграли в истории России и всей Восточной Европы. Достаточно сказать, что для Русской Православной Церкви Киев является крещальной купелью[...]
  • Я думаю, что мы в принципе опоздали очень серьезно с реформой политической системы. Помните, лет пять назад было очень популярно мнение, что экономика определяет политику, что она первична, - а оказалось, что все же политическая структура первична. Реформа политической системы была запущена, и сейчас мы ощущаем последствия[...]