Кто не помнит прошлого, не имеет будущего

Кто не помнит прошлого, не имеет будущего

Неумолимое время все дальше от нас в глубь истории отодвигает события Великой Отечественной войны. Все меньше остается ее участников. К сожалению, все меньше остается и тех, кто о войне знает правду. Сегодня историю Великой Отечественной войны на Западе интерпретируют как историю Второй Мировой, где главными действующими лицами, ковавшими Победу, были американцы и англичане, поспешившие открыть второй фронт лишь на пятом году мировой бойни, когда «запахло жареным» и стало очевидно, что Советский Союз обойдется без партнеров, чтобы поставить последнюю точку в этой страшной войне.
Даже в некоторых бывших советских республиках, как, например, в Латвии, сегодня чтут не память наших бойцов, избавивших этот народ от фашизма, а… самих фашистов. Ветеранами в Латвии официально считаются представители националистических формирований, открыто присягнувших Гитлеру во время оккупации и воевавших на стороне СС. Бывшие красноармейцы и ветераны советской Армии, наоборот, считаются представителями оккупантов, а те, кто сотрудничал с ними – предателями.
Такие вот гримасы политической истории сегодняшнего дня. Такого кощунства не знает даже Европа, в том числе и те страны бывшего соцлагеря, часть которых, вместе с Латвией, 1 мая вступили в Евросоюз.
Но как бы ни пытались переписать историю заново и политические деляги, и настоящие предатели, изменить ее не удастся. Другое дело, кто не помнит прошлого, не имеет будущего. То, что неофашизм поднимает голову, в том числе, и в развитых европейских странах (это наглядно продемонстрировали первомайские события в Берлине), говорит лишь об одном: незнание истории грозит ее повторением в более жестоком и страшном обличии. Не дай-то Бог…
…Нелегко сегодня живется нашим ветеранам. И хотя мы не в Латвии, и наше общество чтит заслуги ветеранов, все равно нам должно быть стыдно за то, как они живут, с какими проблемами сегодня они сталкиваются, о чем не перестают говорить.
Но не будем о грустном. Накануне – праздник. Самый светлый и радостный праздник нашего народа – День Победы. Мало, слишком мало осталось тех, кто прошел войну от начала и до победного конца. Один из них – житель нашего города Иван Алексеевич Тарасов.

Война застала его в селе Лобцево, Гаврило-Посадского района, Ивановской области, где он родился, провел босоногое детство, ходил в школу, познал крестьянский труд и первую любовь, где чувство патриотизма, любви к родному краю органично вошло в его сердце, где он мечтал о счастливой жизни, верил в будущее и надеялся, что все планы, которые он строил для себя, обязательно осуществятся.
Июньский день 1941 года перечеркнул все, поделил жизнь сельского парня на «до» и «после». Это он потом понял, а тогда вопроса что делать, для него не было: надо идти на фронт и чем раньше, тем лучше. В военкомате сказали: ждать повестки. И когда война от западных границ уже стремительно продвигалась внутрь страны, он был призван в армию.
Иван рвался на фронт, но его вместе с другими новобранцами отправили еще глубже в тыл, на Волгу. Известно, что в Поволжье были поселения немцев. Многие из них с началом войны были выселены с насиженных мест. На освободившихся территориях размещались воинские части из новобранцев, где велась их подготовка перед отправкой на фронт.
Иван Тарасов попал в воздушно-десантные войска. Будущим десантникам выдали необходимое снаряжение, в том числе и парашют, и началась их подготовка по ускоренной в условиях военного времени программе. Здесь в Поволжье он совершил свой первый, самый запомнившийся прыжок с парашютом.
Зимой 1942 года их воздушно-десантный полк был направлен на Волховский фронт, которым командовал маршал Мерецков, и десантирован близ осажденного Ленинграда, получив задание прорвать кольцо блокады. После выполнения задания десантников отозвали и разместили в Подмосковье – в Люберцах. Поступила команда сдать парашюты и все десантное оборудование. Что будет дальше с десантниками, как сложится их дальнейшая военная биография? Этот вопрос интересовал и рядовых солдат, и их командиров. Но это держалось в строгом секрете, знать им не полагалось, следовало только выполнять приказы и с уважением относится к военной тайне. Об одном знали наверняка, что в качестве десантников им воевать больше не придется, коль пришлось сдать всю экипировку десантников. И действительно, их военно-воздушная часть здесь, в Подмосковье, была переквалифицирована в стрелковую. И уже в качестве пехотинцев их подняли по команде, посадили в вагоны – и в путь. Куда? Опять же военная тайна. Однако все догадывались о конечной станции своего маршрута. В те дни судьба Великой Отечественной решалась на Волге, а точнее – в Сталинграде. Там им и пришлось высадиться.
Нам, родившимся после войны, не раз приходилось читать в исторической и художественной литературе, видеть в кинофильмах эпизоды величайшей в истории всех войн Сталинградской битвы, ставшей классикой военного искусства, включенной в учебники по венному делу многих стран мира. Из рассказов очевидцев мы знаем, что бои в этом городе велись на каждой улице, без боя не сдавался ни один квартал. Да, что там квартал, дом! Даже за каждый этаж, лестничный пролет красноармейцы сражались отчаянно. Пожалуй, нигде противники не находились так близко друг к другу, практически лицом к лицу, нигде так часто не завязывался рукопашный бой между ними, как в Сталинграде.
Иван Алексеевич Тарасов знает это не из рассказов и книг. Ему самому довелось в этом участвовать.
- Немец оттеснил нас к тракторному заводу, - рассказывает ветеран. – Мы оказались на втором этаже, отчаянно стреляли и мы, и они. Потом перешли в штыковую атаку, пустили в ход ножи, поменялись местами: они поднялись на второй этаж, мы оказались на первом. И так несколько раз, пока немцы все до одного не были выбиты из здания. Мы удержали на нем знамя полка.
Это было 19 октября 1942 года. Знаменательный для ветерана день: он был тяжело ранен и представлен к награде. Первой и самой дорогой для него медали «За отвагу». В тяжелом состоянии молодой пехотинец был доставлен в госпиталь, в Саратов. Пуля задела легкое, он потерял много крови. Жизнь оказалась под серьезной угрозой, но молодость и жгучее желание дожить до победы, вера в которую ни на минуту не покидала солдат, самому увидеть поверженного врага сделали свое дело. Шесть долгих месяцев пришлось провести на больничной койке. Потом еще на шесть месяцев выздоравливающего бойца отправили домой, где он должен был продолжать лечение, окрепнуть, прочно встать на ноги.
И вновь призыв. На этот раз его направили курсантом в танковое училище, которое закончил механиком-водителем боевой машины – танка Т-34. Шел с победными боями по Украине, затем пересек границу и гнал на танке врага с территории Венгрии. Здесь и закончилась для него война. Известие о Победе, за которую пришлось преодолеть столько верст войны, потерять столько боевых товарищей, встретил он на чужой земле, далеко от родного дома. А он, его дом, после победного салюта 9 Мая, ждал его еще целый год. Ивану Тарасову пришлось вместе с танком отправиться в Тбилиси, затем в Армению, где продолжалась для него военная (но уже, к счастью, в условиях мира) служба. В 1946 году на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР он был демобилизован в звании старшего сержанта, в должности автомеханика и прибыл в родное село.
Теперь предстояло жить, растить сына и дочь, постараться поглубже в памяти упрятать воспоминания о войне, о жутком свисте пуль, грохоте разрывающихся снарядов, бессонных ночах, запахе крови, смешанном с крепким солдатским потом. И хотя время было трудное, жили небогато, но, как говорит ветеран, гораздо легче было, чем сейчас. Участникам войны в обществе был достойный почет и уважение. За награды государство доплачивало. Помнится, приходили в сберкассу с орденскими книжками и получали положенное.
С приходом к власти Н.С. Хрущева, эту льготу отменили. Награды остались просто на память, носить их каждый день уже считалось неприличным, надевать полагалось только по праздникам. Потом настало такое время, что символы и свидетельства солдатского мужества, отваги и славы превратились в товар, соблазн для похитителей.
- Однажды ко мне приехал внук, - говорит Иван Алексеевич. – Кстати, его назвали в мою честь Иваном. Я своего сына тоже в честь его деда Алексеем назвал. У нас уже несколько поколений в роду Иваны Алексеевичи сменяют Алексеев Ивановичей. Уверен, что у внука будет сын Алексей. Но это к слову. Так вот внук расспрашивал меня о войне, интересовался наградами. Тогда я решил отдать ему их на хранение. Пусть будет память обо мне.
Тяжелое ранение с каждым годом все больше давало о себе знать, да так, что жизнь вновь оказалось под угрозой. В 1962 году в Москве пришлось перенести тяжелейшую операцию. Вновь выжил, но уже, остался инвалидом. Врачи предупредили, что климат родного края для него теперь неподходящий, надо перебираться жить на юг. Лучше всего переехать на южный берег Крыма.
Выслушав приговор врачей, супруги Тарасовы на семейном совете принялись решать, как поступить. Уехать можно, но без гарантий работы рискованно совершать дальние переезды. Жена Ивана Алексеевича по специальности была фармацевтом, а Ивану Алексеевичу о работе следовало забыть. Написали письма в южные районы страны и получили приглашение для жены на работу в Ниспорены (Молдавия), в качестве заведующей аптекой.
- А как вас судьба занесла в Рени?
- В начале 70-х в Рени случилось чрезвычайное происшествие, - говорит Иван Алексеевич. - В воинской части из-за выяснения отношений погибли военнослужащие. Лейтенант Кашуба из-за этого был переведен в Ниспорены вместе с семьей. Его жена тоже работала в аптеке. Вот он и предложил нам поменяться, что мы и сделали. Вот так оказались в Рени, где и суждено доживать свой век.
Мы беседуем в маленькой двухкомнатной квартире на третьем этаже. Хоть и скромно в ней, но чисто, уютно. Несколько лет назад Иван Алексеевич похоронил свою верную подругу – жену. Сын остался в Ивановской области, дочь обосновалась в Бендерах. Считай, теперь за границей, - в трех разных государствах живут. А ведь он прошел всю войну, защищая единое государство. И то, что оно разделилось сейчас на независимые и отдельные страны, трудно понять умом, невозможно принять сердцем. Жили бы как и раньше единой страной, может, дети с внуками чаще навещали бы. А то ведь один остался вдали от родных. В последнее время никуда не ходит, трудно спускаться, а еще труднее подняться на третий этаж.
- Не под силу теперь одному по дому управляться, - говорит Иван Алексеевич, - Пришлось женщину нанять. Она добрая, сердечная. Не только с работой управляется, но и щедро тратит свое время на беседы со мной, скрашивает мое одиночество.
- А телевизор? Вон сколько программ.
- Это верно, да смотреть нечего. Одно бесстыдство да насилие.
В канун празднования Дня Победы в дверь ветерана позвонили. Он обрадовался, думал, навестить кто-то пришел. Оказалось, что контролер из РЭС пожаловал, проверить показания счетчика. Обычно он за коммунальные услуги исправно рассчитывался. Получит пенсию и сразу все долги оплачивает. А в этом году отопление отключили в феврале, было еще холодно. Пришлось греться электричеством. Вот и набежала сумма в 67 гривень. Он думал постепенно ее оплатить. Но вслед за визитом контролера последовал ультиматум в письменной форме. Мол, не оплатите в трехдневный срок, подача электроэнергии будет прекращена.
Кончено, работники РЭС исправно исполняют свои обязанности, проявляя и настойчивость, и напористость, и категоричность в общении с абонентами. Однако бывают случаи, когда требуется другой подход. Заслуженный ветеран, которому посчастливилось дожить до 59- го победного года, который вынужден жить на более чем скромную пенсию, и который уже не может ходить по инстанциям самостоятельно, «воевать» за свои интересы, вправе рассчитывать на заботу, внимание и участие. А он натолкнулся на бездушие и формализм. Ведь тот же контролер мог помочь ему заключить договор на реструктуризацию задолженности.
Таких, как Иван Алексеевич Тарасов, у нас единицы. О них не очень-то заботится государство, очерствели к ним и в обществе. Вот потому он говорит, что жить, а точнее, выживать сейчас намного труднее, чем было на войне и в тяжелые послевоенные годы.
Н. Стойловская
***
За старым Болградским мостом поднимаемся вверх и сворачиваем на маленькую кривую улочку, которая так и называется, Малая.
За зеленым забором – очень ухоженный двор. Пророс лук, цветут тюльпаны.
Зная, что ветерану скоро исполнится 80, спрашиваю:
- Сергеич, а кто же вскопал этот приличный огород и виноградник?
Тимофей Сергеевич молча показывает мозолистые ладони и добавляет:
- Вдвоем с Марией Пимовной живем. Дети разлетелись. Пока еще могу держать в руках лопату, как когда-то винтовку… А вот стакан поднять в день рождения уже не смогу, да и нет особого желания…
В 1942 году восемнадцатилетнего парня из российской глубинки направили в Казахстан, где формировался 11-й кавалерийский погранполк, а в 1944-м, под Кишиневом, Тимофей Дажин попал в самое пекло.
В истории Великой Отечественной войны одной из блистательных страниц стали события, развернувшиеся летом 1944-го в междуречье Днестра и Прута.
Войска Второго и Третьего Украинских Фронтов во взаимодействии с Черноморским Флотом, Дунайской военной флотилией наголову разгромили 22 немецких и почти все румынские дивизии. Ясско-Кишиневская операция вошла в историю военного искусства.
А началась она 20 августа 1944 года. Третий Украинский Фронт нанес главный удар с Кицканского плацдарма. В первый день наступления оборона противника была прорвана до 12-ти километров в глубину и до 40-а километров по фронту.
21 августа, утром, в сражение были введены 7-й и 4-й гвардейские механизированные корпуса и 4-я мотострелковая бригада. Части 46-й Армии 22-23 августа освободили Тарутинский и Болградский районы. 27 августа освобождены Арциз и Сарата.
Две группы десантников начали высадку северо-западнее и юго-восточнее Белгород-Днестровска. В десанте участвовали свыше восьми тысяч бойцов. Их поддерживали 17-я воздушная Армия и ВВС Черноморского флота. 22 августа советские войска овладели Белгород-Днестровским. Отход тридцатитысячной румынской армии был перекрыт и 24 августа главные силы румынской армии были окружены.
В это время корабли Дунайской флотилии вошли в дельту Дуная. В этот же день высаживается десант в Вилково. На помощь ему пришла рота морской пехоты. Моряки захватили переправы через Дунай. 25 августа пять бронекатеров капитана П.И.Державина и рота морпехов овладели Килией, захватив более двух тысяч пленных. В тот же день 5-я Гвардейская мотострелковая бригада освободила Измаил. 25 августа в Рени вошли воины Третьего Гвардейского мотоциклетного полка, а на следующий день, утром, в Рени вошел Первый Гвардейский дивизион бронекатеров Дунайской военной флотилии.
Под Яссами и Кишиневом была разгромлена почти миллионная армия противника.
Тимофей Сергеевич Дажин не пошел догонять бежавшего на Запад врага, ведь Тимофей был пограничником.
До 1946 года он прослужил под Кагулом, в Молдавии. И служба для солдата Дажина закончилась в 1949 году. 10 мая, на следующий день после нашего всенародного праздника, Дажину исполняется 80.
С Днем Победы и днем рождения!
Ю.Кузнецов
***
Второго мая 1945 года советская армия овладела Берлином. Войскам была объявлена благодарность, а Москва салютовала бойцам 24-мя артиллерийскими залпами из 324-х орудий.
На следующий день в Рени, на центральной площади состоялся общегородской митинг. На митинг пришли рабочие порта, лесотарного завода, райпромкомбината, железнодорожники, учащиеся школ, горожане.
Собрались более пяти тысяч человек. Была принята резолюция: оказывать повседневную помощь фронту, работать упорнее и напряженнее.
Ренийцы знали: их земляки штурмовали Берлин.
Иван Семенович Костанда ушел на фронт в сентябре 1944-го. Освобождал Варшаву, воевал на немецкой земле. Война закончилась для него на подступах к Берлину, на реке Шпрее, где Иван Семенович был ранен. Петр Павлович Гирос ушел на фронт сразу же после освобождения Бессарабии. Первое боевое крещение получил в боях за освобождение Польши и дошел до Берлина, где 22 апреля, вследствие ранения война для него закончилась.
…Многие не вернулись с поля боя. Вот их имена: Н. Л. Беженару, Г. С. Бургоч, А. А. Бургоч, И. П. Величенко, А. А. Гецой, П. Г. Дахина, С. В. Катранжи, М. С. Кошовей, М. Ф. Паниоглу, И. В. Полимару, С. Н. Саратяну, Г. Г. Станев, Ф. П. Узун, В. Д. Фетеля, А. Т. Шило. Их могилы находятся на нецкой земле, и в Берлине…
Вообще на фргнтах Великой Отечественной войны погиб почти каждый четвертый из призванных на фронт ренийцев. Всего военкоматом были призваны 3098 бойцов. 790 из них не вернулись…

  • Пишем вам потому, что молчать дальше не можем. В стране празднуют очередную победу: президент не выбран, Кабинет министров уволен, партия «Наша Украина», не жалея живота своего народа добилась признания как главный борец за демократию[...]
  • По мнению президента, для дальнейшего развития Украина нуждается в переходе к иной, - парламентско-президентской политической системе. Президент уже поручил создать рабочую группу по разработке проекта политической реформы, призывал все политические силы, в томе числе оппозиционные, включиться в этот процесс[...]