Быть или не быть: вот в чем вопрос…

Быть или не быть: вот в чем вопрос…

Совет Европы утвердил рекомендацию Украине признать выборы в Мукачево недействительными и назначить повторные выборы мэра в этом городе.
В дни, когда Европа — по крайней мере, на официальном правительственном уровне — всеми силами готовилась к празднику по случаю расширения, нас все чаще спрашивали, как на это все смотрят из Украины. Что думают аутсайдеры об этом чужом Первомае? Что это за чувство — раз и навсегда осознать себя «неевропейцами»?

На самом деле сейчас слишком поздно спрашивать об этом: 1 мая для нас ничего не изменилось. Датой нашего отделения от будущего было 1 октября 2003 года, когда Польша и Венгрия ввели обязательные визы. В тот день на нашей западной границе возник новый вариант железного занавеса — санитарный кордон.
Конечно, нас все равно будут пускать в Европу, но, предварительно пропустив через совершенно цивилизованное, надо заметить, сито процедур, проверок и ограничений. Но этим будут заниматься не всегда цивилизованные польские или, скажем, венгерские пограничники. При этом европейцы будут опираться на полностью оправданное подозрение, что мы — чуждое антитело, которое может принести Европе только вред.
Прилагательное «санитарный» недвусмысленно указывает на определенные меры по обеззараживанию. Как при выходе из зоны, зараженной ящуром, вас пропускают через особый коридор с опилками, пропитанными отвратительно пахнущим дезинфекционным средством. Железный занавес был, по крайней мере, почтительнее!
Это правда, что в нашей стране мы все опасно заражены. Заражены фатальной политикой, которую так самоубийственно и упрямо проводит наше руководство, заражены бедностью, глупостью, пассивностью, неверием. К тому же заражены Россией — я совершенно сознательно использую эту метафору, отдавая себе отчет, что она противоречива и, как теперь принято говорить, политически некорректна.
Я также понимаю, что есть два способа взаимодействия с зараженными организмами: можно их лечить либо тщательно изолировать от тех, которые считаются здоровыми. Второй вариант гораздо прагматичнее и проще: как ампутация. Первый — несравнимо дороже и труднее, как длинная и извилистая дорога, в конце которой — верблюд и угольное ушко. К тому же он требует больших усилий со стороны «больного».
А поскольку эти усилия практически нельзя увидеть невооруженным европейским взглядом, с нами, судя по всему, пытаются поступить вторым способом — способом ампутации. Эта причудливая страна, которая за 12 лет независимости не смогла ни создать более или менее привлекательное собственное лицо, ни сформулировать внятную геополитическую идею, эта страна, с точки зрения важнейших игроков «старой Европы», ничего другого и не заслуживает.
Парадоксально, но прозападно настроенные украинцы за последние десять лет получали значительно больше поддержки и понимания со стороны США, чем со стороны ЕС. Европейская сторона не предложила ничего нового, лишь идею «буферной зоны», которой уже сто лет, такой серой территории между Россией и Западом, единственное предназначение которой — не мешать их, то есть России и Запада, партнерству.
В этой связи начинаешь совсем по-другому понимать оптимистически звучащий эвфемизм «новые соседи». «Новые соседи» — это те, кто на всякий случай ограждают Европу от не совсем удобной России. Это снова дает украинскому руководству повод вернуться к своей любимой антизападной риторике, с бескрылым крылатым изречением «В Европе нас никто не ждет».
С этим я, кстати, согласен — если под «нами» понимать эту правящую смесь из номенклатуры, нового криминала и ручных органов безопасности. Таких «нас» в Европе действительно никто не ждет. И правильно делает.
Юрий Андрухович,
писатель

***
Мы обращаемся к читателям в особый момент: 1 мая Польша официально вошла в состав Европейского Союза, а в октябре-ноябре в Украине должны состояться президентские выборы.
Уже очень скоро поляки станут свидетелями воплощения своей мечты в жизнь. От результатов президентских выборов в Украине зависит курс развития этой страны и ее общества. Один из нас является лидером крупнейшей парламентской группы законодательного органа Украины; второй — редактором самой многотиражной газеты Польши. Мы оба с огромной любовью относимся к свободе, толерантности и правам человека. И оба мы выступаем против любых проявлений дискриминации и шовинизма.
Расширенный Европейский Союз должен найти свою политическую идентичность, определить свою оборонную политику, а также представить свое видение зарождающегося сегодня нового миропорядка.
В июне на заседании стран-членов Атлантического Альянса должно быть принято решение о приеме Украины в этот союз. В этот исторически важный момент мы обращаемся к европейским лидерам с тем, чтобы они открылись навстречу Украине — этой великой европейской нации, чьи нужды и чаяния не могут быть проигнорированы при создании новой Европы. Для Украины подобная европейская и атлантическая перспектива крайне важна сегодня, когда возникла реальная надежда на победу демократических сил. Правительство пытается сохранить за собой монополию власти и потому жесточайшими методами расправляется с оппозицией. Нет ничего удивительного в том, что подобные методы получили серьезное осуждение со стороны Парламентской ассамблеи Совета Европы и Европейской комиссии.
Сегодня более чем когда-либо прежде, необходимо заявление Европы о европейских и атлантических перспективах Украины. Указанное заявление, в первую очередь, послужит сигналом украинскому обществу — безусловно, европейскому и обладающему огромными традициями в борьбе за демократию и права человека — что никто не намерен закрывать перед ним дверь.
Мы четко заявляем, что не хотим, чтобы на польско-украинской границе возник новый железный занавес. Украина обрела независимость в 1991 году. За прошедшие с того момента годы она продемонстрировала, что играет важную роль в Центральной и Восточной Европе, поддерживает процессы, служащие установлению безопасности и стабильности, как в регионе, так и на всем континенте. В начале девяностых годов Украина избавилась от имевшегося у нее ядерного оружия, а сегодня активным образом участвует в миротворческих миссиях ООН.
По своему историческому прошлому, экономическим интересам и этнической структуре Украина может считаться государством как Центральной, так и Восточной Европы. Мы придаем большое значение добрососедским отношениям с Россией. Наши страны заинтересованы в защите демократии. Стабильная и предсказуемая Россия уже становится важным элементом нового миропорядка, весьма выгодным партнером Европейского Союза. Польско-украинское сотрудничество в рамках ЕС даст новые возможности развитию этих отношений и будет способствовать их укреплению.
Мы отдаем себе отчет в том, какие проблемы возникнут после определения европейской перспективы Украины. Мы знаем, что интеграция в ЕС десяти новых членов требует громадных затрат и сотрудничества в решении проблем. Тем не менее, подобные трудности не должны мешать достижению новых целей, среди которых важное место занимает будущее Украины и укрепление ее свободы.
Виктор Ющенко,
Адам Михник

***
Польша под давлением ЕС ввела осенью 2003 года визовый режим для украинцев и, таким образом, снова, спустя десять лет, ограничила для соседей свободу передвижения. Виза, конечно, выдается бесплатно, но усилий для ее получения требуется немало: надо выстоять длинную очередь в польском консульстве во Львове. Тот, кто не хочет стоять в очереди целый день, должен заплатить мафии, шепчутся люди.
Страх перед изоляцией распространяется от Калининграда — на севере, до Молдовы — на юге. Новая граница ЕС закрыта. Виза необходима для неграждан ЕС. Например, восточная граница Польши была превращена на деньги ЕС в надежный защитный вал с десятками новых наблюдательных вышек. Тысячи польских таможенников переброшены с границы на Одере на восток. «У нас нет выбора: или служба на новом месте или увольнение», — говорит молодой таможенник Павел, вынужденный теперь охотиться за украинскими контрабандистами.
Год назад ЕС представил концепцию «большой Европы», выступающую против новых разделительных линий на континенте. Однако формулировки, содержащиеся в концепции, остаются расплывчатыми. Даже для новичков ЕС свобода в выборе места на рынке труда будет введена только в период от двух до семи лет. Идея более крупной Европы терпит крах.
Турции ЕС присвоил стране статус кандидата на прием в 1999 году, а обещал ей полное членство еще… 40 лет назад. Тем не менее, многие европейские политики против вступления Турции в ЕС. Ясно, что Румыния и Болгария в Союз вступят.
В Варшаве к перемещению границ ЕС относятся с двояким чувством. Польша после краха коммунизма наладила особенно интенсивные контакты с соседями, прежде всего, с Украиной. Польские общины вдоль украинской границы опасаются негативных последствий введения нового визового режима. Дело в том, что приграничный регион жил до сих пор торговлей и контрабандой дешевых украинских сигарет и водки. Украинская рабочая сила, прежде всего, в сельском хозяйстве и в строительстве, обеспечивала выживание многим польским предприятиям. «Ни один поляк не станет работать за те деньги, которые я платил своим украинским рабочим», — говорит Кжыштоф Янаш, который нанимает украинцев на период уборки урожая. В то время, как польские уборщики работают на Западе, 100000 их украинских коллег трудятся в качестве домашней прислуги в Польше.
Теперь это становится проблемой. В этом смысле «железный занавес» ЕС просто необходим. Хотя бы для того, чтобы научить новичков не жить за чужой счет…
Анджей Рыбак,
«Файненшл таймс»

***
Согласно «Новой политике добрососедства» Евросоюза, Украина и Россия могут стать полноправными членами единого рыночного пространства, с открытыми границами для торговли и инвестиций, а их граждане получат полное право жить и работать в ЕС.
Самое крупное до сего момента расширение ЕС уже стало свершившимся фактом. Теперь европейские чиновники готовят еще более амбициозные планы расширения брюссельской империи за счет Северной Африки, Ближнего Востока и Азии.
Они надеются, что новая политика стабилизирует большую часть арабского мира, а также все еще неспокойные регионы на востоке Европы.
Новые страны-союзницы станут частью единого европейского рынка, однако им будет отказано в членстве в институтах, принимающих решения — в Еврокомиссии, Совете министров и Европарламенте.
В следующем месяце Грузия, Армения и Азербайджан, бывшие советские республики Кавказа, получат уведомление, что в конечном итоге политика добрососедства будет распространяться и на них. Эти три страны уже заявили о своей заинтересованности в полном членстве в ЕС, однако первоначально им будет предложен лишь доступ к единому европейскому рынку.
Налицо значительный прогресс в области присоединения к ЕС балканских стран. В прошлом месяце Еврокомиссия формально одобрила вступление Хорватии, которое возможно, состоится в 2007 году. Запрос на вступление в ЕС подала бывшая югославская республика Македония.
Больше всего противоречий вызывает вопрос о Турции. Европейские правительства пообещали решить ее судьбу на саммите в декабре. Великобритания и Германия настаивают на том, что принятие Турции, где проживает 70 миллионов мусульман, играет решающую роль для предотвращения так называемого «столкновения цивилизаций». Франция дала понять, что она против этого.
К 2050 году население Турции вырастет, как ожидается, до 100 миллионов, и многие европейские политики опасаются, что вступление в Евросоюз в качестве его крупнейшего члена страны, почти целиком расположенной в Азии, приведет к разрушению ЕС.
Энтони Браун,
«Таймс», Лондон

  • Если честно, то о деньгах мы особо не думали. Ехали просто посмотреть на Киев в такое неспокойное время. Обещали же нам обеспечить ночлег, питание, выдавать суточные и, я уже сказала, возместить затраты на дорогу. С собой мы денег почти не брали (да и откуда они у обычного студента?), поэтому подруга еще в пути спросила: «Если денег не дадут, ты что выбираешь: на паперти стоять или на панели?» Она, конечно же, пошутила, но не без определенной доли правды. Как говорится, ехали туда, не знамо куда[...]
  • Идеологи антикучмовской кампании прямо говорят, что "будущие парламентские выборы будут самыми судьбоносными с момента провозглашения независимости Украины"[...]