И сострадания нет…

И сострадания нет…

Мы сталкиваемся с ними на рынках и вокзалах, отсаживаемся от них в транспорте, переступаем через их тела на тротуарах и в подземных переходах. Они больны почти всеми известными науке болезнями, дерутся между собой за право контролировать близлежащие мусорные контейнеры, пахнут, как химическое оружие, и выглядят так, как будто пережили затяжную ядерную зиму. Мы называем их бомжами. Точными данными о количестве этих горемычных скитальцев не располагают ни органы охраны порядка, ни общественные организации, призванные помогать им в борьбе за выживание. Они никому не нужны…
Наверное, не надо говорить, откуда берутся подобные пресловутые «лица без определенного места». Но официальные исследования на эту тему не могут не вызывать простой человеческий протест. Потому что вместо сострадания мы видим презрительное отношение к людям, оказавшимся за чертой жизни. Например, «анализ количественного и качественного состава», проводившийся среди бродяг столицы, показал, что «лишь около 15 процентов из них являются бывшими жителями Киева и Киевской области. При этом 96 процентов бомжей — граждане трудоспособного возраста от 18-ти до 60-ти лет, которые принципиально не хотят работать» и не хотят что-то менять в своей жизни к лучшему.
Конечно, это неправда. Да, среди этих несчастных – тысячи и тысячи действительно алкоголиков, наркоманов, просто опустившихся людей, когда-то пропивших и свое жилье, и свою жизнь. Официальная статистика Киева утверждает, что примерно половина находящихся в столице бомжей прибыли из различных регионов в поисках лучшей жизни, но, не найдя здесь ни работы, ни крыши над головой, предпочли возвращению домой участь обитателей столичного дна. Всех прочих бродяг на днепровские холмы занесло из государств СНГ. По статистике, около половины всех этих персонажей имеют как минимум одну судимость.
Ну и что? Даже если это так, это вовсе не означает, что люди не хотят работать, это говорит как раз об обратном, о неудачах в поиске лучшей жизни, равно как и о том, что государство у нас скорее заинтересованно, чтобы, например, освободившийся из мест заключения, вернулся туда снова. Общеизвестно, что с судимостью устроиться даже на низкооплачиваемую, далеко не престижную работу, практически невозможно. При всем обилии в столице вакансий и даже обещания общежитий, например, в строительных фирмах, бомжа туда тоже не возьмут, потому что предложение всегда превышает спрос на рабочие места.
А пенсионеры, оказавшиеся на улице с протянутой рукой? Киевская статистика их число не ведает, зато скромно замечает что «только весьма незначительная часть бомжей относится к пенсионерам или инвалидам».
Увы, и это – заведомая ложь. Потому что, например, данные общественной организации «Волонтеры спасения» утверждают: именно люди пенсионного, предпенсионного возраста (старше 55-ти лет) и инвалиды составляют 45—55 процентов бомжей, оказавшихся без крова и средств к существованию по причине того, что лишились в свое время всех своих сбережений, затем попали в долговую зависимость к мошенникам и спекулянтам, то есть, стали бомжами в результате преступных действий, совершенных против них вполне «добропорядочными» гражданами, которые не понесли за это никакого наказания.
Вот какова истинная картина наших уличных персонажей в абсолютном своем большинстве. По различным оценкам, в Украине сегодня от 1 до 1,7 миллионов человек, так или иначе подпадающих под определение «бомж». При этом надо понимать, что ежегодно в эту армию нищих и убогих вливаются все новые и новые тысячи оказавшихся «за бортом» мужчин и женщин.
Специальное исследование, предпринятое городской администрацией столицы, уверяет нас, что картина отнюдь не печальная: «Если прочие бомжи, оказавшиеся на улице по стечению печальных обстоятельств (развод, длительная болезнь, освобождение из мест заключения), как правило, стараются решить свои жилищные проблемы, то алкашей и гуляк их положение в социуме и пространстве вполне устраивает…».
Стало быть, ничего не надо предпринимать. Именно это устраивает власть. Легче всего зачислить всех несчастных в категорию «алкашей» и «нариков» просто для того, чтобы не замечать социальной проблемы, не искать способов ее решения. Именно к такому выводу приходишь, листая отчеты чиновников на эту тему.
К перечисленным категориям остается добавить разве что беспризорников, в последние годы наводнивших столицу. Наверное, они тоже не хотят работать в свои семь-четырнадцать лет, предпочитая улицу, наркотики, табак и бутылку.
Только нельзя забывать, что уличное воспитание – это проблемы сегодняшней и будущей безопасности всех, в том числе, и благополучных граждан, и тех самых чиновников, пытающихся ничего не замечать. А ведь придется. И приходится. По данным ГУВД г. Киева, только за первую половину 2003 г. в столице бомжами было совершено 640 преступлений, в том числе несколько убийств. За этот срок 117 бомжей были привлечены к ответственности.
Как это ни парадоксально, даже это практически не интересует милицию. По признанию самих стражей порядка, что-либо сделать с бомжом по современному украинскому законодательству практически невозможно. Поскольку у нормального бродяги никогда нет денег, оштрафовать его за отсутствие документов нереально. Тащить же грязное, зловонное тело в отделение тоже не имеет смысла. А столичные СИЗО и приемники-распределители до того переполнены, что возиться еще и с бомжами, пока не совершавшими никаких тяжких преступлений, тамошним сотрудникам недосуг. Лучше уж пусть совершат преступление. Желательно, тяжкое…
Вот так получается. Получается, что ничего не меняется в наших головах. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Это – к слову о милиции и нашей конкретной безопасности на конкретных улицах и в подворотнях. Мы уже не говорим о простом человеческом сострадании. О сердце…
Максим Коцюбинский

  • Создание достаточной финансовой базы органов местного самоуправления и привлечение граждан Украины к непосредственному участию в решении местных проблем – таковы основные положения будущего указа будущего Президента Виктора Ющенко[...]
  • Правоохранительные органы Украины в пятницу задержали несколько людей, торговавших на одном из киевских рынков мясом, зараженным сибирской язвой[...]