Что решает городская власть в этой нелепой ситуации, без поддержки, без денег, с постоянными упреками со всех сторон и в печати?..

Что решает городская власть в этой нелепой ситуации, без поддержки, без денег, с постоянными упреками со всех сторон и в печати?..

Письмо читателя свидетельствует: в который раз мы возвращаемся к одному и тому же вопросу. Долги населения… Они никуда не деваются. Как были они два-три года назад, так они и «висят». Но к старым добавились еще долги за 2003-й и 2004-й год. С другой стороны статистика, как будто «радует» нас цифрами. Например, отдел статистики давал сводку по 2003-му году о том, что платежи составляют восемьдесят процентов. Но 2003-й год в системе теплоснабжения начинается с августа, отопительный сезон – с ноября. Да, и в июле, и в августе, и в сентябре деньги собирали. А отапливать начали в декабре. И надо было платить в декабре, в январе, в феврале. Не платили. А нужно платить вовремя. И как раз не платили все те же восемьдесят процентов населения. Каков итог мы знаем: задолженность населения – миллион семьсот сорок семь тысяч, оплата – семьдесят пять тысяч гривень…
Сказать, что горисполком не дорабатывает, а мэр закрыл котельные для кого-то очень удобно и проще всего. Горисполком ни одной котельной не закрыл и мы бы ни одной котельной не закрывали и дальше. Мы все – заложники одной системы. Прошлой, советской. Тогда практически все было либо бесплатно, либо за бесценок. Электроэнергия – за бесценок, газ – за бесценок. Теплотрассы, где и тогда потери теплоносителя были сорок процентов, никто не учитывал, с расходами не считались, наплевать. Сегодня ситуация ухудшилась фундаментально. Почему? Да прежде всего потому, что государство у нас другое. Абсолютно другое государство. Бесплатного уже ничего нет. Сегодня частные, а не государственные фирмы подают газ и электроэнергию. Не заплатил – не получишь. Котельную просто опечатают. Уговоры бесполезны. Обвинять в этом мэра города по меньше мере глупо.
Нужно хотя бы сделать попытку глубже разобраться. Например, какова ситуация в других городах? В Измаиле, в Ильичевске, в Южном. Почему там не возникает такой острой ситуации, как в Рени?
Статус Рени – город районного подчинения. Бюджетное финансирование – двенадцать пятнадцать процентов собираемых в городе доходов. Это крохи денег, которых едва хватает на зарплату. Остальное изымается и сразу из казначейства распределяется… на убыточный, дотационный район. Реальный факт: на дотацию Ренийскому району миллион триста тысяч гривень изымается из корзины города Рени.
А как в Измаиле, Южном, Ильичевске? Все наоборот. Идет дотация городу из бюджета на расходы теплоснабжения, ремонта и обустройства дорог, на социальные нужды. И никакой дотации из городской корзины – в район. Мы оказались один на один с нашими городскими проблемами. Государство полностью отказалось от поддержки города. Мы попали в тупик: с одной стороны население не платит, с другой стороны денег в бюджете нет. Но даже при их наличии, платить за население категорически запрещает бюджетный кодекс.
Что прикажете делать? Бороться с неплательщиками? Как? Нам рассказывают, что летом надо отрезать неплательщиков. Возьмем дом, например 233-й, по улице 28 июня, или Ленина 60 или другие. В доме — 60—70 процентов неоплата. Простой вопрос: сколько потребуется денег только на то, чтобы отрезать от тепла эти 60-70 процентов квартир? Считали? Нет. Второй вопрос: а как оставшиеся 30-40 процентов квартир смогут отапливаться, если вся система подачи тепла в доме будет окончательно разбалансирована? Ну, сами подумайте, нужно отрезать одну квартиру на пятом этаже, другую на третьем, в первом подъезде, в четвертом и так далее. Но и это еще не все. Следующий вопрос как практически осуществить это «мероприятие», если дверь закрыта и в квартиру вас не пустят? Суд решения не принимает… Дальше что?.. Сколько на все потребуется сил, судебных издержек, денег, нервотрепки ради чего? Чтобы отрезать тех, кто не платил и платить не собирается? А дальше что?!
Снова тупик. Что решает городская власть в этой нелепой ситуации, без поддержки, без денег, с постоянными упреками со всех сторон и в печати? Мы приняли единственное правильное решение: Программу перевода жилья на индивидуальное отопление, Программу реформирования жилищно-коммунального сектора. Разработали и утвердили документы на уровне профильного Комитета Верховной Рады, Академии жилищно-коммунального хозяйства, Госкомжилкоммунхоза, Администрации Президента.
Был ли иной выход? Альтернативного варианта никто не предложил за все это время. Потому что его нет. Нет альтернативы нашему выбору, особенно, в условиях Рени.
Потом на сессии городского совета все депутаты одобрили и поддержали Программу, в том числе, оказания адресной помощи малоимущим. А на этой неделе, на очередной сессии горсовета, определили порог малоимущих. То есть минимум, из которого будем исходить, кого считать малоимущим. Комиссия уже на этой неделе начала работу с людьми. Рассчитываем, что уже в этом году адресная помощь по установке индивидуального отопления коснется трехсот-четырехсот семей малоимущих, проживающих в многоэтажных домах.
Кстати, комиссия работает гласно, открыто и прозрачно. В состав ее, помимо заместителя городского головы по финансам и бюджету, работников горисполкома входят и депутаты горсовета по тем округам, где проживают малоимущие, и представители общественности, районного совета ветеранов, политических партий, в частности, Коммунистической партии, работники органов социальной защиты. Комиссия работает открыто, гласно, будет рассматривать каждую семью малоимущих и принимать решение.
Тем временем, уже мы готовим пятнадцать бригад по установке индивидуального отопления. Они уже сейчас получают лицензии, разрешения, регистрацию. Работа пошла, и мы будем двигаться настойчиво, постоянно, с тем, чтобы проблему трехсот-четырехсот малоимущих снять уже в этом году. Но это не означает, что на этом остановимся. Сегодня, насколько позволят средства от приватизации и продажи объектов, горисполком обеспечит теплом самых незащищенных и обездоленных. На первом этапе. В дальнейшем депутаты горсовета на сессии пересмотрят порог малоимущих и «поднимут планку» с тем, чтобы снова оказать помощь тем, кто не в состоянии сам позаботиться о себе. Это не кампания, это – работа, которая будет продолжаться постоянно и до тех пор, пока проблема тепла не будет в городе снята окончательно.
Теперь – о тех, кто уже установил индивидуальное отопление, а они по-прежнему должны. Во-первых, установка индивидуального отопления вовсе не означает, что платить за прошлые долги не надо. Их никто не списывает и не спишет, и от уплаты по счетам никуда не деться. Неважно: полностью или по частям, в судебном порядке или без него, а долги отдавать придется. То же самое и с квартирами, владельцы которых ушли из жизни. Кто решил, что за все должна платить городская власть? У каждой такой квартиры есть правопреемник, — родственники или получатели наследства. Следовательно, кто должен платить? Тот, кто претендует на эту собственность. Или это тоже нужно объяснять и доказывать?
Вообще, у нас много разговоров «на тему» с одним и тем же смыслом и содержанием: лишь бы поговорить. Вот даже пресса пользуется слухами и непроверенными «сигналами». Говорят, никакой установки индивидуального отопления нет у нас, никакой массовости. Дескать поставили всего-то две сотни котлов. Или другое: вот установят малоимущим конвекторы, а за это отберут квартиры. Уже приходят с такими вопросами. Смешно, глупо. А объяснять приходится. Причем объяснять очевидные вещи, например, что адресная помощь малоимущим, это помощь. Безвозвратная, без предъявления каких-то условий или требований. Просто помощь города раз и навсегда тому, кто в ней нуждается.
Или «две сотни котлов». Это, что, сорок процентов всех живущих на наших жилмассивах? А ведь именно больше сорока процентов владельцев квартир уже стали и собственниками индивидуального отопления. Ну, давайте побываем в домах, например, по Комсомольской, 75, — стопроцентная установка индивидуального отопления; Измаильской, 46 – 85 процентов; на Пролетарской, Советской, Дунайской дома уже на 40-50 процентов обеспечены индивидуальным теплом. И количество их растет с каждым днем. Зимой работа не прекращалась. Только за декабрь и январь выполнено триста врезок квартир газовым хозяйством.
Год прошел с тех пор, как мы настойчиво занялись решением этой главной проблемы города. Нелегко, непросто, но девяносто пять процентов бюджетных организаций перевели на индивидуальное отопление. И что сегодня? Стали платить на шестьдесят процентов меньше, а обеспечены теплом так, как хотят в каждом учреждении, а не так, как получится у тех, кто дает тепло.
Надо не слухами пользоваться, а фактами. Решать проблемы быстрее, сообща. Смотрите, ведь то же самое было, когда мы начинали наведение порядка с ЖЭКами. Нас не понимали два года назад. Сколько было криков и упреков, что разогнали ЖЭКи, домоуправления! Предвещали конец, крах всему, хаос. И что? Четыре предпринимателя теперь обслуживают все дома. Качество улучшилось, нет долгов по зарплате, уменьшились жалобы (примерно на 90 процентов). Работа ведется. Я не говорю, что нет недостатков, но работа ведется и сегодня она ставится в пример для всей Одесской области.
Теперь квартплата. Человек возмущается: «если я не сорю, почему я должен платить за того, кто сорит?». Ну, во-первых, не в городе Рени изобрели исчисление тарифа квартплаты от размера жилплощади. Во-вторых, давайте предположим, именно такой подход к делу, который предлагается. Сегодня у нас на девяносто девять целых и девяносто девять сотых процента квартиры приватизированы. То есть, владельцы — частники. И если они предлагают не повышать квартплату, ничего не менять, кто и за счет чего должен ремонтировать дома, в том числе, крыши, сети, подъезды, отмостки и так далее и содержать все это в надлежащем виде? Они сами, в складчину? Но мы прекрасно знаем, что этого никогда не будет. Если на пятом этаже в квартире протекает крыша, владельцу квартиры с третьего этажа «не капает», и он не захочет платить за протекающую крышу. Вот при каких обстоятельствах действительно наступит хаос.
Разработанная нами Программа реформирования ЖКХ не с потолка взята, как и повышение стоимости до 33 копеек за квадратный метр. Наши многоэтажки год от года стареют. Они почему-то не становятся новее. И все больше и больше затрат требуют ремонты. Это и крыши, и подвалы, и фасады, и подъезды. Перечень текущего ремонта большой, и по каждому дому составляется дефектная ведомость потребности в сегодняшних и завтрашних расходах. Пустить это на самотек или на усмотрение жильцов просто нельзя. Никто у нас не станет платить друг за друга.
Горисполком подошел к этой проблеме взвешено и щадяще. Вы посмотрите что сегодня происходит с тарифами на жилищно-коммунальные услуги! Во многих городах уже приняты решения о повышении квартирной платы с 1 апреля до 60-ти, 70-ти копеек и даже до одной гривни за квадратный метр.
Мы остановились на цифре 33 копейки. Да, тарифы будут расти, но мы приняли решение понемногу, две-три копейки добавлять каждый год и растянуть этот процесс во времени на пять-шесть лет. Тяжело, болезненно, — это понятно. Но пора понять, что нет другого пути. Мы давно живем не в СССР, а отношения в обществе регулируются рыночными механизмами. Плохи ли они, хороши ли, но лучше их человечество пока не придумало.
Другое дело, если вы готовы конкретно и по существу предложить свой альтернативный вариант реформирования этой отрасли. Мы говорили и говорим, что готовы и рады будем изучить и принять любой альтернативный вариант, если он окажется лучше того, что предпринимает городской совет. Но где эти предложения, где альтернативные варианты? Никто с ними не пришел в горисполком ни за весь прошлый год, ни за один из предыдущих. Поэтому «лишь бы поговорить» темой содержательной беседы быть просто не может. Не получается.
Наверное, лучше, проще, да и полезнее для всех не демагогией заниматься, а работать и выполнять программу. Настойчиво и последовательно. Так как мы это делаем и будем делать.
Записал Лев Василишин

  • Начало ноября оказалось праздничным для пограничников и таможенников Рени. Еще в 2000-м году было принято решение о строительстве международного автомобильного пункта пропуска (МАПП) «Рени». Он размещается на румынско-молдовско-украинской границе в трансъевропейском коридоре[...]
  • Вот и лето прошло… В понедельник снова сели за парты наши мальчишки и девчонки. Какие проблемы сегодня волнуют родителей, учителей, учеников на предстоящий учебный год, каким был прошедший учебный год для работников просвещения города? На эти вопросы ответил традиционный августовский педсовет, состоявшийся в минувшую пятницу[...]