Неужели не останется ничего утешительного?

Неужели не останется ничего утешительного?

В наших публикациях мы неоднократно упоминали о том, что ведется работа по созданию Кризисного центра социально-психологической реабилитации несовершеннолетних. Как обстоят дела сегодня. Что уже сделано и что пока не удается? Об этом – наш разговор с первым заместителем председателя районной государственной администрации Ириной Пьянковой.
- Наверное, нужно сразу пояснить, что Центр – это учреждение временного пребывания для детей, оказавшихся в сложных социальных условиях. Детей, родители которых пьют, «бомжуют», бьют своих детей, вынуждают их к попрошайничеству и тому подобное.
- Выходит, речь идет о приюте?
- Почти так. В центре дети должны жить и воспитываться под присмотром воспитателей и медиков, кроме того, получать помощь психологов. Здесь же они будут проходить курс обучения, обеспечиваться питанием, одеждой и обувью.
В это же время специалисты районного центра социальных служб для молодежи, службы по делам несовершеннолетних, криминальной милиции по делам несовершеннолетних будут работать с родителями для того, чтобы определить возможность возврата ребенка в семью.
- Конечно, если такая возможность реально может существовать. На деле же, если ребенок оказался на улице по вине родителей, сомневаюсь в «возможностях» наставления взрослого и опустившегося человека на путь истинный…
- Тем не менее. Существенным отличием нашего центра от приюта будет срок пребывания в нем ребенка. Это три месяца. Конечно, за девяносто приютских дней трудно существенно повлиять на поведение и развитие «ребенка улицы». Опыт других районов показывает, что к концу года пребывания в центрах, подобных нашему, удается достичь определенных успехов. Но здесь важно также, что в любой благоприятный момент (а это совместно определяют службы) ребенок сможет вернуться в семью.
- Не проще было бы и, возможно, гораздо эффективнее, сразу направлять детей из таких, с позволения сказать. «семей», непосредственно в интернаты?
- Нет, не проще и не эффективнее. Во-первых, в интернаты могут быть направлены лишь те дети, которые оказались лишенными родительской опеки. То есть, при живых родителях, их надо лишать родительских прав. Согласитесь, что эта мера все-таки крайняя. Сирота при живой матери, - что может быть и нелепее и трагичнее? Кроме того, дети, уже привыкшие к бродяжничеству, зачастую бегут из интернатов и снова оказываются на улице.
- В Центре такая возможность будет исключена?
- Нет. Но поскольку центр создается для детей младшего возраста (до двенадцати лет), то появляется возможность ранней профилактики и раннего освоения, если не сказать, формирования привычки к соблюдению определенных. Принятых в обществе нормальных правил жизни и поведения. Это очень важно. Когда ребенок лет до тринадцати-пятнадцати рос на улице, уже почти невозможно повлиять на него, на стереотипы выработанных улицей привычек и поведения. Не будем забывать и другого важного фактора. Многие из таких брошенных детей на самом деле все-таки любят своих непутевых родителей. И мы должны использовать все возможности для того, чтобы не разрушить эту любовь, а направить ее на воссоздание семьи, сохранение ее и, не исключено, поворот к человеческому, нормальному образу жизни.
- Цели замечательные и, как говорится, дай Бог… Но что уже сделано. Как скоро мы сможем говорить не о планах, а о реальной работе?
- Директором районного центра социальных служб для молодежи Жанной Строгановой собрана вся необходимая документация. Не улыбайтесь. Техническая сторона, документальная – один из самых трудоемких процессов и откровенно – самый «тяжелый на подъем». Каждый. Кто пытался «открыть дело» легко согласится со мной. Тем более, когда речь идет о таком «деле».
Сессией районного совета утверждена Программа создания центра. Определен круг детей, которые будут там находиться. Определено и место нахождения. Это – изолированная от садика группа в «Почемучке». Подчеркиваю: полностью изолированная, вплоть до отдельного входа на участок с другой улицы. Так что родителям маленьких «почемучек» нет повода беспокоиться о возможности нежелательных контактов. Они просто исключены и это предусмотрено сразу.
Процентов на семьдесят собран необходимы инвентарь, - детские кроватки, шкафчики, столы.
Школы района подключились к акции «Подари улыбку детям» и собирают игрушки и книжки для будущего Центра.
Конструкторское бюро РСУ порта в качестве спонсорской помощи бесплатно составило смету на ремонт помещения и ограждение площадки.
Нам очень приятно, что фирма «Спецмонтажстрой» решила также помочь в обеспечении нормальных условий проживания детей. Александр Валентинович Желебогло и его сотрудники решили подарить детскому саду «Почемучка» проект газификации и содействовать в дальнейшем скорейшем выполнении работ.
Мы благодарны всем, кто откликается на наши просьбы в участии и тем, кто сам, от души, стремится помочь.
- Наверное, то, что вы перечислили, немало, но это – малая толика того, что необходимо для жизнедеятельности Центра?
- Безусловно. Нам многое нужно. Ну, во-первых (и это – главное), нужен все-таки договор на аренду помещения. Надеемся, что городской голова исполнит свое обещание. Во-вторых, - деньги на содержание на следующий год. Это около двадцати тысяч гривень из районного бюджета. Нужен телевизор, коврики, сорок пять комплектов постельного белья, покрывала, одеяла, обеденная посуда, холодильник, электрочайники. В идеале – компьютер, предметы для украшения кабинетов, наконец, нужны стройматериалы для ремонта.
Пока все, что у нас есть – результат безвозмездной помощи жителей нашего города, ведь для реализации Программы в этом году выделена только одна тысяча гривень…
- В самом деле, есть о чем говорить. Тем более, что тема нашего разговора вряд ли кого-то может оставить равнодушным…
- Мы будем очень рады, если предприниматели и все, кто не пройдет равнодушно мимо этой проблемы, захотят помочь. Тогда, думается, и депутаты с большим вниманием отнесутся к необходимости финансирования профилактики детской беспризорности и преступности, профилактики ее и в подростковой, и в молодежной среде. Забота об этом – забота наша общая. Нельзя оставаться к этому безучастным.
…Интересное впечатление сложилось у нас после этой беседы. Подумалось вот о чем. Знаете, кто в нашем обществе самые неравнодушные люди? К счастью, наши дети. При всех своих детских возможностях, школьники больше всего переживают за судьбу Центра и искренне, непосредственно хотят помочь. Вот бы такое отношение – у всех взрослых! Дети на то и дети. Еже раз к счастью, живут они не материальными категориями, а чувствами и сердцем. Неужели же мы все-таки хотим приобщить их к нашей «взрослой» цивилизации до такой степени, что в жизни, наконец, не останется ничего утешительного? В самом прямом смысле этого слова Ирина Пьянкова «борется» за создание Центра психологической реабилитации ребенка, и при всех принятых «Программах», при всем том, действительно хорошем и положительном, о чем можно говорить, все равно создается впечатление, как будто нужно это всего лишь нескольким людям, в том числе и Ирине Григорьевне.
Так что если нам с вами все-таки не «по барабану», давайте откроем своего рода «аукцион» пожертвований для будущего центра. О некоторых добровольных помощниках мы уже написали. Кто следующий? Для каждого неравнодушного имени мы найдем место на газетной полосе.

Редколлегия

  • С древнейших времен на Руси первый день года начинался с 1 марта. Но в 1492 великий князь Иоанн Третий Васильевич окончательно утвердил постановление Московского собора считать за начало как церковного, так и гражданского года 1 сентября. В этот день повелено было платить дань, пошлины, различные оброки и т. п.. Чтобы придать больше торжественности этому дню, сам царь накануне являлся в Кремль, где каждый, будь то простолюдин или знатный боярин, мог подходить к нему и искать непосредственно у него правды и милости[...]
  • Известие про законопроект о реабилитации ОУН-УПА встречено обществом на удивление спокойно. Однако вялая реакция явно обманчива. Оуновская тема служит наглядным доказательством того, что на разных берегах небольшой речушки Збруч живут люди, внешне вроде бы очень похожие между собой, но разительно отличающиеся друг от друга системой ценностей, выработанной историческим прошлым[...]