Остановить Смердякова!

Остановить Смердякова!

Эти заметки были сделаны еще в августе, когда редакционная почта принесла письмо из Украинской ассоциации издателей периодической прессы. Как ни в чем ни бывало, ассоциация приглашала принять участие в заседании «круглого стола», где, между прочим, состоится презентация проекта Закона «О разгосударствлении печатных СМИ». Обращала на себя внимание только одна деталь. Ассоциация не скрывала, что проводит эту акцию при поддержке «Британского проекта «Медиа реформ». Как-то уж очень бросилось в глаза: Британское происхождение проекта было написано с большой буквы.
Прошло некоторое время. И вот состоялось то самое заседание, в котором «круглым» оказалось только название. Даже формулировки, звучавшие на нем, были остры и отточены и били в намеченную цель: против нашего государства. Его Британское (и с большой буквы, и в прямом, и в переносном значениях) происхождение сомнения уже не вызывало. Впрочем, «британское» читай – западное, потому что доминирующим фактом, которого отнюдь никто не скрывает, является открытое финансирование США.

Уважаем... Ох, как уважаем дальнее зарубежье! И в рот заглядываем, и совета просим, и участия, - вразумить нас, неразумных. Помните у Достоевского образ Смердякова из «Братьев Карамазовых»? Помните слова его, дескать, как было бы хорошо, если бы француз нас завоевал!... Умная нация победила бы глупую. Жаль, что не получилось...
Да, силой-то нас не взять, а вот количеством Смердяковых.... Да еще с их талантом убедить вас, что есть мясо простому человеку вредно, а возлюбить ближнего – грех, - увы, увы...
Достоевский ужаснулся бы, увидев сегодняшнюю картину нравственного падения общества. Впрочем. Речь не о Достоевском, хотя гениально подмеченный его персонаж, пожалуй, главный «герой» этих заметок.
Речь о делах наших скорбных, журналистских. Каждый день захожу в интернет, на информационные сайты, каждый день – свежие новости, приходящие по электронной почте. За редким, крайне редким исключением, все в интернете, равно как и в наших многочисленных СМИ, пестрит подобострастными материалами, написанными о нашей жизни взглядом... совершенно чужого человека. Ну, ладно бы писали это американцы, немцы или французы! Ведь свои пишут. Только тон, акценты и даже слова – какие-то уж совсем чужие... И всё почему-то вопиет призывами жить по-европейски, наводить в своем доме европейский порядок. Даже эмоции у нас стали выражать очень по-американски «Вау!!!» вместо «Ура!».
А о какой жизни по-европейски, о каком порядке идет речь? О том, который вокруг и внешний? Он у нас уже вполне присутствует. Тот самый «европейский стиль» - в каждом кафе, каждой забегаловке, на каждой остановке транспорта, в большинстве учреждений. Холодный, неуютный, мертвый и чужой стиль. И неважно, Киев это или Донецк, Ахтырка или Нью-Васюки. Все – на один манер, под «цивилизацию». Только надписи и на заборах, и на остановках, - по-прежнему стилистически исчерпывающи, а уровень хамства или полного безразличия к вам теперь скрывается за обязательной улыбкой и вежливым тоном обслуживающего персонала.
Мы вот все плачемся. Наши беды происходят от того, что, во-первых, гражданское общество у нас до сих пор не сформировано.
А, во-вторых?
Каждый раз приходится убеждаться, что иное, смердяковское общество сложилось у нас само собою и сразу...
Если о чем и говорить всерьез, начинать надо со второго... Не исследовав феномен, не устранив его причины, невозможно избавить общество от равнодушия и безволия.
...Тогда, в августе, в Одессу с рабочим визитом приехал руководитель Госкомитета по телевидению, радиовещанию и информации Иван Сергеевич Чиж. Приехал, прежде всего, потому, что редакторский корпус Одессы первым и во весь голос заявил свой протест по поводу попытки ВР и НСЖУ навязать нам принятие закона о разгосударствлении печатных СМИ под видом «инициативы» нас самих же.
На встрече с Иваном Сергеевичем звучали красивые слова, искрилась благодарность за то, что председатель Госкомитета конкретно и предметно поддержал нашу инициативу. Участники гордились своей позицией.
Так вот, именно это и было как раз самым печальным. Потому что всего лишь за два месяца до того никакой позиции, у нашей областной организации союза журналистов, собственно, и не было. Только трое из редакторов местных газет, только двое из членов правления высказались тогда однозначно против, безуспешно пытаясь что-то предпринять. Но их слышать не хотели. И тогда стало ясно: без публичного и громкого заявления в центральной печати, эту стену просто не прошибешь, нам не удастся ни правления собрать по этому поводу, ни редакторов.
Преодолеть страх и сказать то, что думаешь, оказывается, очень и очень непросто даже для журналиста.
По этому поводу невольно вспомнилась шумиха, возникшая зимой 2002-2003 в связи с «инициативой» горстки киевских журналистов создать свой «независимый» профсоюз (как «протест» против мифической государственной цензуры СМИ). Ни один сайт в интернете, ни одно информационное агентство и практически ни одно СМИ не обошли стороной этой темы. А руководителю профсоюза господину Шевченко дружно рисовали нимб мученика и борца за справедливость.
Где теперь этот профсоюз, горячо и пламенно поддержанный нашим председателем Национального союза журналистов Лубченко? Чем теперь этот профсоюз занимается? Нигде и ничем. Такая однодневка нужна была господину Паскуалю для того, чтобы получить очередной «аргумент» против Украины и презрительно (как он это и сделал в своем выступлении для печати) высказаться. Услужливо помог ему в этом и бывший американский пропагандист, бывший специалист института Америки, а ныне (естественно!) Председатель Комитета ВР по свободе слова (так и хочется эту свободу слова взять в кавычки!) господин Томенко.
Визг и вой в СМИ учинили тогда истерический, беспардонный, постыдный. Ладно бы заплатил им за это тот же дядя Карлос, можно было бы списать этакое рвение просто на беспринципность, безденежье. Так нет же! Бесплатно продались. И с первого захода. Так сказать, по своим собственным воле, недоразумению, да инициативе! Вот она – смердяковщина! И какая яркая!..
А ведь навязанная нам проблема «разгосударствления» касается всех и каждого. Не только журналистики и журналистов, которых завтра просто могут вышвырнуть на улицу. Она касается, прежде всего, наших читателей.
И что же - поднялся шум в прессе? Разлетелась информация по сайтам? Ничуть ни бывало.
- А что мы можем изменить! – сказал мне один из редакторов городских газет. – Все равно примут решение, если захотят.
Когда так говорит знакомый слесарь-сантехник, ему простительно. Когда такую мысль высказывает редактор, лично мне стыдно. И как можно всерьез называть СМИ «четвертой властью», если ее адепты проявляют такую беспомощность? Как и гражданское общество, наша «четвертая власть» - такой же миф. Нет этой четвертой власти в природе, потому что из ничего ничего не возникает. По большей части ничем не ограниченная, и разнузданная свобода слова стала у нас свободой хамства, нигилизма и безответственности. СМИ чаще стимулируют негатив в обществе и оказываются не в состоянии предложить позитива. А ведь он есть. Но четвертая власть потому и не может претендовать на эту роль, что позитива она рассматривать, а, тем более, пропагандировать, не хочет. В противном случае, пришлось бы возрождать нравственные и моральные ценности, задуматься о силе и значении сказанного слова, что не всегда совпадает с целями откровенной выгоды.
Примеры? Сколько угодно. Вот и ваш покорный слуга решил под видом «богатенького буратино» позвонить в одно из приличных информационных агентств. Поинтересовался у них, как мне быть? Дескать, сам я занимаюсь медиа-бизнесом, а недавно журналисты обратились с просьбой распространить с моей помощью текст протеста против идеи разгосударствления СМИ.
Знаете что мне посоветовали? «Решайте, конечно, сами. Только мы – не государственники. Мы - фирма частная, наше руководство не одобрило бы...».
Кстати, правильно они заметили. «Мы – не государственники». Им даже в голову не пришло, что это – классика смердяковщины. Что же до частного произвола, какой же хозяин не воспользуется шансом обрести еще и власть над умами людей! Никакой! Совсем наоборот: тут явная «халява» «катит»: всю местную прессу практически даром прибрать к рукам. И слово «цензура» тогда действительно навсегда исчезнет из лексикона. Его заменит универсальное и безобидное понятие «контракт», которым вас обяжут и думать, как положено, и говорить, что надо и одеваться, как велят. Как не воспользоваться таким шансом! Заграница нам поможет. Да тот же самый Британский (с большой буквы) проект средств не пожалеет! Ведь главный, самый существенный и важный для Смердякова вопрос, это чтобы нас, - хоть турки, - а завоевали.
У Достоевского Смердяков все-таки умирает. Его философия сталкивается с ситуацией, где мораль и нравственные идеалы оказываются сильнее, и духовность восстает в человеке против холодного рассудка.
А у нас, в нашей теперешней жизни, мораль и нравственность в каком месте? Вот именно...
Общество – живая система, в которой все подчинено одному непреложному закону: каждая его часть работает на весь организм. Если в этом, заложенном высшими силами механизме происходит сбой, если какой-то орган начинает работать сам на себя, он создает злокачественные клетки, и раковая опухоль рано или поздно уничтожит весь организм.
С некоторых пор в наше общественное сознание стала внедряться, казалось бы, простая и банальная мысль: «если человек работает на себя, значит, он работает на всех». То есть, человек должен противопоставлять себя окружающему миру. Причем не просто противопоставлять, а осознать полную отчужденность двух «организмов» - своего и общественного.
Это - не философия свободы, это философия антимира. Европа от этой «философии», между прочим, весьма и весьма далека.
Я тут вовсе не имею ввиду науку и классическую философию. Речь идет о самой банальной жизни, о прагматических вещах. В пострадавших больше всего послевоенной Западной Германии и Японии все и каждый работали на государство, независимо от того, электрик он или бизнесмен. В странах не знали выходных. Так, между прочим, работали и в США после Великой депрессии, и во Франции, и в Италии во времена «Итальянского чуда». Примеров можно приводить сколько угодно.
Идеология формулировалась в одну простейшую задачу: вернуть стране уважение, величие и мощь. Это не коммунисты в СССР первыми придумали лозунг «Один за всех и все – за одного!». Это – в средневековой Франции! Подчеркиваю, в средневековой! И это – тот принцип, по которому формировалось, живет и процветает настоящее гражданское общество и в Европе, где нет социально незащищенных слоев населения, и в Азии – в Китае, Японии, Южной Корее. Только в нашей, по меткому выражению Михаила Задорнова, «Азиопе», ошалевшие на «дурных» деньгах новые русские и украинцы, решили, что богатство – синоним интеллекта, работать исключительно на себя – признак патриотизма, а решать «быть или не быть» должна «рыночная» экономика.
К счастью, не все так думают. И (что замечательно!), оказывается, так не мыслит наша молодежь. Та самая, кому это было бы позволительно. Та самая, у кого не только «дурных» денег нет, но которая... даже от заработанных отказывается ради общего блага.
Не верите? Приведу конкретный пример. На днях мы получили письмо. Ответ на наш вопрос, адресованный отечественному разработчику компьютерных программ. Разработчик живет в Кременчуге. И задали мы единственный вопрос: почему свои программные продукты нашим соотечественникам и в СНГ он раздает бесплатно? Вот какой ответ мы получили: «Наша фирма ООО "ДзСофт" была создана в августе 1999 г., под программные продукты моего сына Александра, которому тогда было всего 15 лет (он тогда закончил восьмой класс Кременчугской школы №10). Тогда же купили и доменное имя dzoft.com. В сентябе 1999 г. создали сайт "Сегодняшняя фотография Кременчуга" на украинском и английском языках, к сегодняшнему дню - более 3-х миллионов посещений. Для сайта понадобились скрипты и Саша к концу 1999 г. написал свой редактор перла DzSoft Perl Editor (в то время толковых редакторов для перла не было), который фактически стал стандартом для редакторов такого типа. Последовательно, без внешнего финансирования, шло развитие предприятия, выходили новые версии программ, новые программы. Фактически создание программ – работа Саши (идеи, способы реализации, интерфейс и пр.). Недавно ему исполнилось 19 лет. По поводу предоставления бесплатных продуктов соотечественникам. Просто мы понимаем, что в настоящее время наши соотечественники не в состоянии платить. С уважением, Сергей Дзюбенко».
Пятнадцатилетний мальчик, создавший продукт, за который получил бы немалый куш на Западе, и который может реально продаваться, просто понимает, что «наши не в состоянии платить». И это – речь не мальчика, но мужа...
Законопроект о разгосударствлении печатных СМИ, о котором Игорь Лубченко с гордостью говорит, как и о своем детище, является действием, сразу же перечеркнувшим все обещания, данные журналистам Украины. Более того, эти действия поставили их под угрозу завтра оказаться выброшенными на улицу, или как сказал достойный наследник Смердякова, журналист из Кировограда Квитка, «не можешь выжить, умирай с миром!».
Если так ставится вопрос сторонником Лубченко, вполне резонно спросить, почему по такому же принципу не поступает само руководство НСЖУ? А у него совсем другие стандарты по отношению к себе, любимому. И это очень хорошо иллюстрирует письмо, направленное господином Лубченко Н.Я.Азарову за №399 от 7 августа 2003 года, в котором председатель НСЖУ просит первого вице-премьера увеличить в три раза бюджетные ассигнования на «уставную деятельность союза». Получается, руководитель НСЖУ государственное финансирование может получать и держава ему обязана, а районным газетам и всяким там прочим – нельзя.

Вот так... Почему растущий мальчишка понимает проблемы времени, а наши умудренные опытом государственные и общественные мужи, мягко выражаясь, не всегда хотят это понимать?..
Как и в той же рыночной экономике. Не обладая достаточными знаниями, не владея даже минимумом экономического ликбеза, у нас все от мала до велика говорят о рыночной экономике, как панацее и не понимают, что, как таковой, рыночной экономики сегодня не существует вообще. Вся экономика Запада и наиболее развитых стран является не рыночной, а плановой, регулируемой государством. Запад очень хорошо (особенно, после Великой депрессии в США) хорошо усвоил урок СССР и преимущества плановой экономики. Только у нас это был лозунг, а у них – практика. Последовательная, стратегически безупречно выполненная работа. Результат – Всемирная Торговая Организация, прообразом которой на самом деле был Госплан СССР. И скажите теперь, что ВТО ничего ни в какой стране не регулирует, что европейские страны и США не планируют и планово не осуществляют свою торговую экспансию на весь остальной мир.
И какова картина? Вам плюют в лицо, а вы, радостно утираясь, восклицаете, насколько же хороша рыночная экономика!
...Ничто не проходит бесследно. Добро не остается незамеченным, зло - безнаказанным. Чего нам действительно не нужно, так это увеличивать количество зла на земле. Сегодня, как это дико ни звучит на первый взгляд, именно наше государство нуждается в защите от нас самих же, от множества инициативных дураков и не- дураков, исполненных смердяковского рвения. Как бы мы ни хаяли свое собственное государство, как бы ни издевались над его решениями, как бы мы ни критиковали его, - оно часть нашего собственного организма, и мы просто должны, обязаны работать на него, хотя бы для того, чтобы он, этот организм, излечился от тяжелых болезней. Но если каждый будет думать только о себе, раковая опухоль нам обеспечена. Как бы там ни было, что бы мы ни говорили, только государство, пока в единственном числе, остается у нас гарантом и наших свобод, и нашей социальной защищенности, - того, что мы не попадем в рабскую зависимость от хозяина, работодателя или просто самодура. Другое дело, что государство формирует «правила игры». И есть реальная опасность, что эти правила, за неимением других, будут формироваться Смердяковым и компанией. Сейчас эти господа торопятся окончательно лишить наше государство права голоса на страницах печати. Тут уж, дорогие коллеги, как говорится, думайте сами, решайте сами.
Кстати, на одном из последних заседаний редакторов в областном НСЖУ, я спросил коллег, какую несвободу слова они предпочитают: несвободу с учредителем, в лице органа власти, или несвободу с так называемым «инвестором». «Инвестора», о котором так нежно заботится наш председатель Игорь Лубченко, почему-то не выбрал никто. Абсолютно никто.
Во время своего выступления в Одессе И.С.Чиж поделился мыслью создать при Госкомитете нечто вроде «Большого жюри», редакционного или редакторского совета. Мысль хорошая и живая. Только кто наполнит ее конкретным содержанием, если мы ничего не изменим в самих себе, если мы по-прежнему будем безучастны к тому, что происходит? Смердяковы и наполнят. Они охотно идут на любые контакты, они умеют навязать себя власти, они прекрасные игроки и актеры, и мы не сразу заметим, что произошло непоправимое. Никакой председатель никакого Госкомитета даже не в силах будет помешать этому. Вот почему еще и еще раз хочется сказать, что и власть, и государство нуждаются в нашей защите. И наоборот.
...В ходе обсуждений, возникших по поводу концепции «прихлопывания» СМИ, как-то незаметно, но настойчиво отходит на второй план тема неблаговидного участия в этом руководства НСЖУ. Скажу предельно откровенно, зная это не понаслышке: руководители областных организаций союза журналистов, к сожалению, готовы были провести концепцию в жизнь, как «мнение большинства» журналистов. Могу сказать, только чудо и само Провидение помешали осуществить «втихую» этот коварный замысел.
Странно. А ведь никто из журналистов почему-то не вспоминает о том, что было всего лишь год тому назад на съезде нашего союза. Что тогда говорил наш председатель, претендовавший быть переизбранным на второй срок?
Не будем полагаться на память. Документы – аргумент. Передо мной – «Программа деятельности НСЖУ на 2002-2007 годы». Так что же в этой «Программе», подготовленной самим Игорем Федоровичем Лубченко, и принятой на съезде? Самое время пролистать и вчитаться. Пусть простят меня коллеги и читатели, но это не та ситуация, когда можно обойтись без цитат.
Итак, пункт 4. «Совместно с местными органами власти и местного самоуправления разработать и утвердить программы экономической поддержки областных, городских, горрайонных газет и телерадиовещания, учитывая интересы трудовых коллективов редакций, которые являются соучредителями СМИ, придерживаясь принципов идеологического и политического плюрализма...».
Пункт 9. «Внести в Верховную Раду Украины предложение, чтобы средства на финансирование текущей деятельности коммунальных СМИ выделялись, начиная с2003 года – из Государственного Бюджета Украины, а не из местных бюджетов (для чего внести изменения в статью 4 Закона Украины «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов».
Пункт 13. «Содействовать созданию условий для поддержки коммунальных СМИ, обеспечить переоснащение устаревшей полиграфической базы. С этой целью внести предложение в Кабинет Министров Украины о производстве предприятиями «Полиграфмаш» отечественного оборудования, что удовлетворило бы потребности печатных СМИ».
Пункт 17. «Обратиться в Верховную Раду Украины, органы исполнительной власти по поводу реализации Закона Украины «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов» в предоставлении льгот работникам СМИ, которые работают или проживают в сельской местности, в связи с тем, что к разряду малообеспеченных граждан журналисты не относятся».
Пункт 19. «Внести предложения Кабмину об изучении вопроса приравнивания отраслевой прессы и СМИ силовых структур, на которые бы распространялась государственная поддержка».
Пункт 24. «Продолжить практику обратной связи «горячая линия НСЖУ» - изучить возможность через компьютерную сеть наладить обмен информацией в масштабе Украины.
Сразу скажу о последнем. Как мы ни пытались найти в интернете сайт НСЖУ, адрес которого указан на его официальном бланке, найти следы информационного портала нам так и не удалось. Но это так, к слову. А вообще здесь приведены всего несколько из сорока пунктов «Программы» деятельности НСЖУ, которая почему-то сразу после съезда стала работать с точностью до наоборот.
Так что же это было, весной 2002 года, когда проходила работа нашего съезда? Нас банально обвели вокруг пальца! Всех нас, заметьте, журналистов, по преимуществу, редакторов газет, участвовавших в съезде. Если так сумели поступить с людьми, обладающими определенным опытом, знаниями, умением общаться, убеждать, говорить, писать, действовать, требовать, заступаться за униженных и оскорбленных, и так далее, и так далее.. то как поступят с безответным читателем? Если так сумели поступить с нами, отчего же мы тогда сетуем на жизнь?!
Почему мы не пришли в себя ни тогда, в зале, где проходил съезд, ни полгода спустя, когда интригу о несуществующей политической цензуре государства затеяли и благополучно осуществили наши родные Смердяковы! Мы, по преимуществу, молчали. А когда имярек в Одесской областной организации НСЖУ написал протест и представил его членам правления, знаете, какую оценку дали этому поступку? «У него, наверное, «крыша» поехала»...
Вот такой НСЖУ, вполне управляемый, его председателем, мы получили после съезда.
Не нужен нам союз в таком виде. Право же, не стоит нам всякий раз наступать на грабли. У нас и без того шишек хватает. По здравому рассуждению, не нужна нам и «глобальная» программа на пять лет вперед из сорока пунктов, благодаря чему можно будет выполнить только те, которые окажутся председателю угодными для себя. На остальные, естественно, не хватит времени или «государство помешает». Нам нужно нечто другое. Конкретика, которой достаточно и пяти пунктов, умение договариваться с властью и доводить до конца задуманное. Но, самое главное, нам нужно сделать реальным и незыблемым принцип, если хотите, нашу идеологию: союз журналистов должен работать на журналистов, а не на своих председателей.
Как-то уж слишком быстро и поспешно мы напрочь отказались от всего того, что досталось нам из прошлого. Что бывает с Иванами, родства не помнящими, рассказывать не надо. С нами случилось то же самое. В советское время у союза журналистов было неписаным правилом: председатель избирался из числа действующих редакторов и на штатную должность не претендовал. Но он формировал аппарат союза. Так было в центре, так было повсюду на местах. Мы отказались от этого принципа и ошиблись. Потому что, как оказалось, в нем была заложена гарантия того, что руководство союза ни физически, ни идеологически не сможет действовать вопреки интересам своих рядовых членов.
Какова ситуация сегодня? Сегодня председатели областных организаций – это штатные работники НСЖУ, в любом случае зависимые от центра. Даже при том, что областного председателя избирает областная же конференция, он и по уставу, и морально вынужден подчиняться центру. Убрать неугодного областного председателя – не проблема. А если прибавить к этому непонятно с какого потолка взятую зарплату председателя областной организации в 60-85 гривень в месяц, понятно, чем этот председатель должен заниматься, если он хочет выжить. Ну, о какой районной или городской газете он будет думать! Зачем это ему нужно! Ему нужно проводить всякого рода акции, «щипать» копейку, вечно искать «кормящих» опекунов, заискивать перед богатыми, иногда предоставляя им в качестве морального поощрения членский билет НСЖУ!
Доходит ведь не только до абсурда, - до полного отрицания всякой морали и нравственности, когда та же областная организация союза журналистов (не будем показывать пальцами!) инициирует издание рейтингового журнала для богатых или власть имущих, где достаточно заплатить за подготовку выпуска очередного номера или спецвыпуска, чтобы попасть в число «лучших людей» Украины.
Разве это неправда? Разве все мы этого не знаем, и разве мы не соглашаемся со всем этим молча, стыдливо объясняя самим себе, что каждый зарабатывает, как может?!
Вот именно потому, что каждый, - «как может», и «только на себя», у нас страшно по вечерам на улицах, у нас убивают старушек за десятку гривень. Пусть простит мне читатель очередную параллель с героем Достоевского, тем более, что современные раскольниковы далеко ушли за полтора столетия: они уже не испытывают страданий мук совести. Тут уже смердяковы поработали.
Как ни крути, а Федор Михайлович Достоевский бессмертен! Хотя бы потому, что это как бы его идея – начинать надо с самих себя...
...Когда я начал эти записки, в одесскую областную организацию НСЖУ пришло официальное письмо за подписью И.Лубченко №408 от 11 августа 2003 года. Оно просто поразило своей откровенностью. Трудно лишить себя удовольствия процитировать это письмо. «В связи с необходимостью проведения внеочередной конференции Одесской областной организации НСЖУ, прошу до 15 сентября направить данные о первичных организациях НСЖУ в Одесской области по схеме: название организации, юридический адрес, количество членов НСЖУ, фамилия, имя, отчество руководителя первичной организации, контактный телефон, а также данные об инициаторах созыва чрезвычайного съезда по схеме: фамилия, имя, отчество, название возглавляемого СМИ, юридический адрес, контактный телефон, год вступления в НСЖУ».
На последнюю просьбу, естественно, мы ответили отказом. Но мне хочется задать личный вопрос Игорю Федоровичу, как представителю нашего поколения конца сороковых годов. Вам это ничего не напоминает, Игорь Федорович? Как это у Вас получается: пропагандируя новый выбор, вы руководствуетесь старыми методами...
И еще. Вслед за этим письмом пришел к нам еще один запрос: дать информацию о количестве печатных СМИ, которые получают поддержку от государства. Странно, что очень многих вещей, о которых И.Лубченко должен помнить, как говорится, с закрытыми глазами, на самом деле он просто не знает.
Александр Муравенко

  • С древнейших времен на Руси первый день года начинался с 1 марта. Но в 1492 великий князь Иоанн Третий Васильевич окончательно утвердил постановление Московского собора считать за начало как церковного, так и гражданского года 1 сентября. В этот день повелено было платить дань, пошлины, различные оброки и т. п.. Чтобы придать больше торжественности этому дню, сам царь накануне являлся в Кремль, где каждый, будь то простолюдин или знатный боярин, мог подходить к нему и искать непосредственно у него правды и милости[...]
  • Оказывается, празднование Первомая не является эксклюзивным изобретением пролетариата, и традиция веселиться в этот день существовала во многих странах задолго до событий в Чикаго. Большинство народов мира 1 мая отдавали дань не мнимой "солидарности всех трудящихся", а одному из самых светлых человеческих чувств - любви[...]