Мы уменьшаем его шансы найти свой собственный путь...

Мы уменьшаем его шансы найти свой собственный путь...

Мы живем в стране экспериментов. И дата рождения этой страны экспериментов не август 1991 года, когда Украина провозгласила независимость, а октябрь 1917-го года грандиозный, если не сказать, вселенский эксперимент был затеян одной партией на одной шестой части земных просторов.
До чего же неистощима у нас фантазия, до чего неизбывна тяга к экспериментам и неиссякаема энергия их проводить в жизнь!
Подумалось об этом тогда, когда предметно познакомился с содержанием проекта «Город, дружественный к ребенку», представленный книгами его авторов – киевского института развития интеллекта ребенка.
Стразу оговорюсь. Я не против частной инициативы. Я против того, чтобы мне ее навязывали. И категорически против, если речь идет об инициативе в таких сферах, как, например, образование, медицина, быт.
Отчего у нас до такой степени неиссякаемо стремление отдельных индивидуумов учить нас уму-разуму, внушать нам собственный взгляд на мир и собственный характер оценок!
Ну, нравится тебе начать обучение своего ребенка раньше, чем он научиться ходить, - в добрый путь. Но почему я доложен отрезать себе ухо лишь потому, что это сделал с собой ты?! Почему я должен обезьянничать там, где я вижу уродство, а ты говоришь, что это – прекрасно?! Я, например, считаю «квадрат Малевича» бредом, кубизм Пабло Пикассо – технической стряпней, экзистенциализм – шизофренией, а, так называемое, «искусство» декаданса – хулиганством и желанием «выпендриться». Да, мне нравится классика, мне нравится то, что гармонизирует нашу жизнь, а не вносит в нее «авангард» агрессии нигилизма. И хотим мы того или нет, классика живет, а светские «штучки» проходят одна за другой, только лишь как дань моде.
Ну и бог с ней, с модой, если она не требует, чтобы я ей обязательно следовал. А если требует?
Вот какие банальные вопросы посетили меня в процессе освоения материала, то есть книг, изданных институтом интеллекта ребенка, согласно его проекту «Город, дружественный к ребенку», программу которого принял наш горисполком.
Я – не специалист. И поэтому лучше будет, если слово возьмет тот, кто проблемой воспитания и развития детей, как говорится, от ноля и до совершеннолетия, занимается по профессии, по зову сердца, по пониманию педагогики не как науки, а как ежедневного труда, труда тяжкого, и исключительно ради того, чтобы, в конечном счете, мы воспитали Человека. Мне не нужно, чтобы мои сыновья стали академиками, лауреатами, президентами или министрами. Мне нужно только одно: чтобы они выросли людьми, умели чувствовать, сопереживать, принимать чужие боль и страдания, чтобы они были духовно и нравственно личностями. И большего не надо.
Работы института развития интеллекта ребенка известны нашей собеседнице не понаслышке. Наталья Ярмоленко, - врач одесской школы «Ступени», исповедующей принципы, так называемой, вальдорфской педагогики, широко распространенной в Австрии, Германии, Голландии и получившей «прописку» в Киеве, в Одессе, Днепропетровске, Запорожье, Москве, Ивано-Франковске. Если в двух словах сформулировать принципы этой педагогики – в основе их «щадящее» обучение, образное освоение знаний, но, самое главное, - превращение детства взрослеющего человека в живую историю жизни, написанную им самим.
Наталья Ярмоленко хорошо знает труды Василия Лищука, посвященные раннему развитию ребенка.

- Наверное, для начала надо пояснить читателю, почему именно медик, а не педагог отвечает на публикации института интеллекта ребенка?

- Вальдорфская педагогика и медицина тесно взаимосвязаны и базируются на духовно-научных знаниях о человеке, как целостной телесно-душевно-духовной личности.
Существует немало образовательных концепций, и родители со своими детьми часто проходят через те или иные «системы», в конце концов, принимая, или отказываясь от них. Важно при этом не руководствоваться голой идеей, а двигаться, что дает та или другая система телесной и духовной организации ребенка, насколько она отвечает этапам его развития. Исходя из того, что объективно воспитатель, учитель имеет дело и с телесностью, и с душой ребенка, он должен обращать внимание на оба фактора. А значит, важным является не только педагогическое обоснование идеи, но и ее методический аспект. Тем более, что наша медицина обращается не только к физиологии, она прежде всего обращается к душевно-духовному – не как к какой-то абстракции, а как к абсолютно реальной стороне человеческого естества.

- Главный тезис сторонников раннего обучения – «в нашем стремительном столетии нельзя отставать от жизни, все процессы ускоряются, дети – уже не те, человеку следует поспевать за научно-техническим прогрессом и так далее». Какими будут ваши аргументы в противовес этому?

- В развитии любого живого организма существуют свои закономерности. Посмотрим хотя бы на растение. Сначала незаметно для нашего глаза появляется корень, потом пробивается маленький росточек, формируется стебель, листья, через некоторое время появляется цветок, и уже в конце – плоды. Если внимательно наблюдать за природой – вся она развивается в соответствии с подобными законами. Мы не ждем от растения сначала плодов. Так почему же с такой легкостью мы готовы нарушить природный ход развития человека?..
В обычной жизни мы не задумываемся над тем, как из маленького 50-сантиметрового создания вырастает большой и красивый человек. Хотя и невидимые глазу, но все же существуют скрытые силы, которые делают возможным этот рост. Так вот, когда ребенок рождается, все эти силы направляются на рост и формирование физического тела. Темпы этого роста в раннем возрасте не сравнить с темпами физиологических процессов в более взрослой жизни. Так, новорожденный за один месяц вырастает настолько, насколько ребенок школьного возраста – за один год.
Постепенно темпы роста маленького человека замедляются, и пробуждается его духовная жизнь. Пробуждается, в частности, и сознание. Ребенок отделяет себя от окружения, начинает различать понятия, потом отделяет себя от этих понятий, еще чуть позже появляются зачатки абстрактного мышления. Процессы замедления роста и процесс активизации мышления и сознания идут параллельно, и наиболее заметно это проявляется в детско-юношеском возрасте. Надо быть очень невнимательным или предвзятым, чтобы этого не заметить, и хорошенько не задуматься над этим.
А вот в зрелом возрасте происходит обратный процесс. Став сознательным и получив жизненный опыт, человек прекращает расти. Процессы регенерации замедляются – раны зарубцовываются тяжелее, кости срастаются проблематично. О чем все это говорит? О том, что процессы роста и мышления противопоставляются один другому, и если своевременно направить силы на развитие мышления, оно будет происходить за счет чего-то другого – а именно за счет сил, которые должны еще быть задействованы в построении физического тела.
Мы рискуем быть непонятыми современными теоретиками педагогики, но продолжаем настаивать на том, что до семи лет не стоит целенаправленно учить детей читать, писать, считать (я уже не говорю о компьютере). Речь не идет о том, чтобы оградить их от процесса познания, прятать от них книги или азбуку. Но процесс познания в этом возрасте не имеет ничего общего с тем обучением, которым занимаются детские сады, всевозможные репетиторы, школы «Вундеркинд», а нередко, и сами родители. Тут от ребенка требуют осмысленного отношения к информации, взрослой реакции на нее. Это однозначно вредит.
Но по отношению к тому, что предлагает автор методики даже слово «вредит» трудно применить. Обучать ребенка до 2-х-3-х лет абстрактным для него понятиям – это абсурд. В это время сознание ребенка еще «спит». Кто из взрослых помнит себя до трехлетнего возраста?! Так можно дойти до раннего внутриутробного обучения, а, между прочим, я это знаю наверняка, даже такие «методики» существуют...

- Несмотря на все вами сказанное, факты говорят сами за себя: успехи такого воспитания есть. Нельзя говорить и о том, что детям это однозначно не нравится, что они этому сопротивляются...

- Маленькие дети весьма открыты для окружения и с радостью воспринимают все, что дают им взрослые. Поэтому родителям и воспитателям необходимо знать, что является полезным, а что вредным для ребенка определенного возраста. Каждому известно, какое большое значение для здорового развития детей имеет правильный выбор питания. Грудничок должен кормиться материнским молоком. Только постепенно, с дозреванием ферментов, и соков пищеварительной системы, мы расширяем рацион ребенка, прибавляя в него продукты, которые он уже способен переварить. При этом каждая мать стремится к тому, чтобы еда была свежей, натуральной, «живой». О вреде искусственного вскармливания и раннего применения консервантов, знают, наверное, уже все.

То же самое происходит и с духовным «питанием». Роль маминого «молока» тут играет естественное окружение ребенка – такое, в котором ему более всего комфортно и спокойно. Это домашний уют, тепло материнских рук, ласковый голос, сказки, колыбельные.
Еда не по возрасту будет чем-то чужеродным – организм в той или иной форме откажется принимать ее. Это может проявиться во внезапном заболевании или в тенденции к нарушению обмена веществ в будущем.
В душу при раннем обучении также внедряется нечто чужеродное. Это – накопленная, но не осмысленная информация.
На моей памяти, в одной школе раннего обучения, наверное, решив «блеснуть» перед родителями, детям дали... формулирование теоремы Пифагора (слава Богу, без доказательства). Много родителей, действительно, были восхищены, когда пятилетние малыши смешно изрекали «Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов». Это, понятно, крайний случай. Но уже в первом классе дети именно таким образом заучивают массу вещей, которые для их сознания являются тем же самым, что и теорема Пифагора, - потому что они не ощутили, не осмыслили, не поняли сути.

- Каковы последствия раннего обучения в духовном плане?

- Как и на физическом уровне, эти последствия могут быть видимыми сразу, а иногда проявляются в отдаленном будущем. Никто, как правило, не стремится заглянуть во вторую половину жизни человека. А если и пытается, то не связывает вероятность проблем с тем, что происходило в детстве. Тем не менее, взаимосвязь между ранним обучением и всевозможными взрослыми проблемами, болезнями, комплексами, существует. В своем жизненном окружении, мы можем встретить очень много примеров подобных биографий.
Что касается более ранних симптомов, они – очевидны. Ко мне как-то привели шестилетнего, вконец «заученного» мальчика с диагнозом: «экзема». Мальчик посещал специализированную школу с трех лет. С четырех лет – он умеет читать, писать, занимается музыкой и изучает два языка. В шесть лет он поступил в первый класс общеобразовательной школы. К внешкольным занятиям иностранными языками прибавились спортивные тренировки. Родители очень любят мальчика и считают, что делают все для его развития. Ребенок – худенький, бледный, с тонкой сухой кожей, с нарушением сна. В разговоре с ним меня удивляла взрослость его суждений. В таких случаях перед врачом возникает вопрос: можно ли помочь такому ребенку только при помощи лекарств? Как объяснить родителям необходимость изменить образ жизни ребенка, уменьшить нагрузки? Тогда я резко спрашиваю: «Вы хотите иметь умного или здорового ребенка?».
Вообще, в городах сегодня существует колоссальная проблема: или раннее обучение, или сидение в четырех стенах за компьютерными играми, или возле телевизора. Отсюда – огромное количество детских страхов. Мало кто задумывается над тем, что и аллергизация организма часто связана с нагрузками на нервную систему. Когда мы мыслим, в нервной системе происходят процессы «отмирания» - разрушения – регенерация там практически отсутствует (недаром же говорят «нервные клетки не восстанавливаются»). Так мы устроены природой. Одно дело, когда мыслит взрослый, со своим сформированным аппаратом восприятия и мышления, и совсем другое дело, - когда ребенок.

- Но ведь встречаются дети, которые действительно с раннего возраста увлекаются занятиями, они неутомимо повторяют «хочу в школу. Возможно, это следствие акселерации и для кого-то раннее обучение окажется полезным?

- А бывают еще такие, знаете, маленькие «дедушки». Они очень рано повзрослели, очень «мудрые». Это видно даже по их телесности: у них раньше, чем у ровесников формируются пропорции тела, кожа не такая здоровая, в глазах нет открытости, непосредственности, наивного детского вопроса. Слишком рано они познали прозу жизни. Но эти мудрость, опытность лежат на таком ребенке тяжелым балластом. Что же касается радостного восклицания «Хочу в школу!» - это подсознательное копирование когда-то услышанных взрослых установок о том, что учиться, это – хорошо, учиться надо всем. А в наше время родители прибавляют к этому и меркантильный интерес: учиться надо, чтобы потом зарабатывать много денег, иначе «дворником станешь».
Василий Лищук постоянно говорит о наслаждении, которое испытывают маленькие дети от обучения, а также о том, что цель этого – вырастить счастливых детей. Цель действительно благородная, но лично я среди таких детей по-настоящему счастливых не встречала, радости жизни у них меньше, чем у своих обычных сверстников. Те, кто приходит к нам в вальдорфскую школу из школ с однобоким, усиленным интеллектуальным развитием (а таких сейчас хватает) – это дети с притупленными ощущениями и реакциями. Они очень рано теряют интерес к обучению. Если у них и есть мотивы к обучению, то чаще всего – это страх перед родителями или мысли о поступлении в институт. В подростковом возрасте они уже разочаровываются в жизни, не чувствуют ее смысла, не идентифицируют себя, как личность, способную чего-то достичь. Более того, не побоюсь сказать, что именно из-за отсутствия интереса к другим людям и к окружающему миру, у таких детей стимулируются и проявляются наклонности к зависимости от алкоголя, наркотиков и, конечно же, компьютеров.
Да, обучать детей сознательному общению с компьютером (но не раньше, чем с 12-13 лет) необходимо. Но это должно означать, что человек управляет компьютером, а не наоборот. Без компьютера, конечно, им в будущем не обойтись, но подойти к нему они должны как к необходимому орудию труда, а не к чему-то такому, что способно заменить человека с его внутренним миром.

- Наталия, а как насчет иностранных языков? Ведь всегда считалось, что маленькие дети очень быстро и незаметно могут овладеть любым языком...

- Опять же, если речь идет о системном обучении – с чтением, письмом, с грамматикой и специальным заучиванием лексики, - мы так же не рекомендуем заниматься этим, хотя бы до шести лет. В детях до семилетнего возраста особенно сильно действует склонность к наследованию, к подражанию, - это то, что помогает им без проблем осваивать иностранный язык. Если это происходит на уровне прослушивания и изучения стихотворений, песенок, отдельных фраз – это можно считать оправданным.
Почему мы и здесь проявляем осторожность? Дело в том, что язык, на котором общается ребенок, формирует его мозг. В прямом понимании – он «лепит» мозговую ткань. Поэтому для ребенка важно до семи лет находиться в одной языковой среде.

- А есть ли какие-то важные моменты, которых мы не коснулись в нашем разговоре, и которые, возможно, неизвестны широкому кругу читателей?

- Я хочу детальнее пояснить что такое «наследование, подражание» до семи лет. Как утверждал великий философ и практик Р.Штайнер, ребенок в этом возрасте «единый орган чувств». Возможно, кому-то покажется, что это – лишь слова. Но за ними стоит глубокое понимание подобных процессов организма. Как происходит это у взрослых? Мы смотрим глазом, видим предмет и умеем сразу же отделить полученный внешний образ от своего внутреннего мира. Ребенок же полностью отождествляет себя с тем, что видит. Именно на этом базируется подражание. Ребенок подражает всем своим организмом. У него душевные и телесные процессы прочно взаимосвязаны. Поэтому то, что отражается в нашем глазу, в наших органах чувств, у ребенка фиксируется во всем теле. Если углубиться в сказанное, станет понятно, почему следует так осторожно относиться к тому, что окружает детей, к тому, что они видят, чувствуют, о чем узнают.
В завершение хочу сказать еще об одном, что также относится к теме раннего обучения. Это - проблема свободы. Наверное, самая важная проблема в эволюции человека.
Когда мы что-то изучаем, в нас внедряется нечто готовое. Взрослые представляют из себя более-менее завершенные сущности. У ребенка же существует бесконечное число вариантов развития. Мы не знаем его настоящего предназначения в жизни. Когда мы загружаем ребенка формулированием истин, тем более, делая это слишком рано – мы уменьшаем его шансы найти свой собственный путь, найти возможность естественным путем осознать свое предназначение в жизни.
Мы нисколько не сомневаемся в том, что авторы методики раннего развития ребенка, которая предложена нашему городу под программой «Город дружественный к ребенку», болеют и переживают за судьбу детства. Разве можно не согласиться с тезисом, что цель раннего обучения «в том, чтобы не было несчастных детей»! Но давайте задумаемся над другим: в чем видят авторы «счастье» или «несчастье» ребенка В том, что без предварительной подготовки ребенок может оказаться бессильным в «борьбе» (иначе не скажешь) со школьной программой, которая из года в год становится все более и более сложной, интеллектуализированной? Выходит, что несчастными детей делает сама школа?
Со всей очевидностью, вопросов возникает много. И этот разговор может иметь продолжение... А как думаете вы?

  • 8 декабря Верховная Рада Украины приняла изменения в Конституцию страны, согласно которым Украина превратится из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику[...]
  • Правоохранительные органы Украины в пятницу задержали несколько людей, торговавших на одном из киевских рынков мясом, зараженным сибирской язвой[...]