Сергей Колевич
Свобода слова и плюрализм существуют реально

От редакции: Начатый в прошлом номере «разговор начистоту» вызвал большой читательский интерес и неоднозначную реакцию в городе. Поползли даже слухи, будто «редактор побил горшки с мэром». На самом деле, это наша жизнь, наша работа и «выяснение отношений» тут ни при чем. Радостно, что нет равнодушных, что, может быть, спонтанно, у нас возник диалог, который всем так необходим. В конечном счете, это диалог между властью и читателем, между руководителями предприятий, представителями общественности и городской власти. Городской голова высказал свое видение ситуации. Также мы получили интересную реакцию РМТ. Чтобы не перегружать внимание читателя, мы продолжим открытую тему в последующих номерах. Приглашаем к выступлениям на страницах газеты руководство Ренийского порта, хотелось бы услышать и голос нашей партийной общественности. В общем давайте что-то делать конструктивно и сообща.
Сергей Колевич :Свобода слова и плюрализм существуют реальноНаверное, главное, что можно и нужно сказать по поводу статьи редактора газеты «Час пик» в прошлом номере газеты, под заголовком «Мы живем не в вакууме, не в пустыне», - это то, что у нас реально существует свобода слова и плюрализм. Выступление редактора в газете этот непреложный факт только доказывает. Другое дело, что я не могу во всем согласиться с автором статьи и всегда настаиваю на одном и том же: критикуйте, действуйте, доказывайте и спорьте. Но – с аргументами в руках и с предложениями. Есть у вас предложения, есть альтернативные варианты принятия тех или иных решений, есть конкретные предложения, тогда давайте вместе, сообща и будем принимать соответствующие решения. Окажется более приемлемым и лучшим ваше предложение, пройдет оно. Исполком и горсовет никогда не отказывались и не отказываются от диалога. Но – диалога конструктивного, с аргументами в руках.
К сожалению, мы живем не в совершенном мире, а о наших, украинских условиях вообще, об условиях местных, в которых мы живем и работаем, говорить и не приходится. И в этом смысле я понимаю определенный пафос статьи, за которым скрываются, безусловно, проблемы самой редакции, ее постоянное недофинансирование и то, что осуществляется оно по остаточному принципу. Мы это признаем, не делаем вида, что все хорошо и замечательно. И по мере возможности будем решать и эти проблемы.
Вот в чем не могу согласиться с критикой, так это о том, что мэр города взял на себя функции редактора или, если хотите, цензора. Я не брал и не беру на себя этих функций, но моя фамилия значится в членах редколлегии, и я считаю себя вправе просто интересоваться содержанием номера – не более того. Я не претендую здесь на право цензора или истину в последней инстанции, но хочу, чтобы учитывалось и мое мнение, хотя окончательное решение все равно принимает редактор.
У этой проблемы есть своя предыстория. Если вы помните, к нам, в Рени, приезжал посол Казахстана как раз в тот период, когда мы вели активную пропагандистскую и рекламную компанию по СЭЗ «Рени». Надо же было случиться такому, что именно ко дню его визита вышел очередной номер «Час пик» (я его еще сам не видел), в котором была опубликована статья о коррупции в Казахстане и... причастности к ней самого президента Назарбаева.
Нетрудно догадаться какой была реакция посла, дружественной нам страны, который увидел в газете и мою фамилию в составе редколлегии. Согласитесь, это могло быть воспринято как провокация. Мне было откровенно стыдно.
Мы все прекрасно знаем как наши СМИ гоняются за «жареными» фактами, как стремятся найти «сенсацию». Не застрахован от этого был и «Час пик». Мне представляется, что в своих публикациях журналисты чаще играют в политику, чем занимаются действительно политикой. Вот именно этим и объясняется мой последующий интерес к содержанию газеты. Но, повторяю, я никогда не был склонен, не склонен и сейчас диктовать газете свои условия. Решение всегда принимает редактор. И, если бы это было не так, согласитесь, как бы тогда появилась в «Час пик» статья самого редактора с критикой в мой адрес!
Так что принять обвинение в ущемлении свободы слова я не могу. Другое дело, что мы хотим, чтобы газета все больше и больше наполнялась городским содержанием, на восемьдесят процентов, на девяносто, на все сто. Для этого, конечно же, нужен штат журналистов, которого нет, нужно другое финансирование, потому что сегодня «Час пик», выходящий объемом в полтора-два раза больше «Ренийского вестника», получает средств в два раза меньше нашей районки. И совершенно понятно, что это обстоятельство наложило свой отпечаток на характер статьи редактора. Но и мы не уходим от решения проблем, их надо решать и мы их решать будем.
В определенном смысле готов согласиться с критикой редактора по отношению к статье, посвященной брифингу в РОВД. Я не объяснил редактору причин, по которым от публикации следовало отказаться.
У нас есть серьезные претензии к правоохранительным органам. На очередной сессии мы собирались заслушать руководителя РОВД и высказать ему эти наши претензии. Прежде всего, это работа участковых инспекторов, которая просто не удовлетворяет никаким, даже самым минимальным требованиям. У нас растет число наркоманов и наркопритонов, у нас уже в школах продают наркотики, у нас не восемь пунктов нелегального сбыта металлолома, как об этом написано в статье, а двенадцать и больше, и число их растет, наконец, у нас милиция закрывает глаза на хулиганство.
Когда мы говорим об этом, когда мы предъявляем претензии милиции, знаете, что мы услышали в ответ, например, от Связинского? Заплатите, тогда и будем работать! Так может дойти до абсурда. Так может дойти до того, что у нас, позвонившему начнут устанавливать «таксу» на оказание уже милицейских «услуг»? Вот о чем надо говорить и серьезно, остро ставить проблему. Поэтому я и считал ту публикацию преждевременной. По крайне мере, до тех пор, пока не состоится предметный и серьезный разговор на сессии.
Теперь – о другом. Ну, прежде всего, спасибо автору публикации за лестные сравнения с Ильичевском и Измаилом. Ильичевск сегодня – несомненно лучший город в Украине, а его мэр Валерий Хмельнюк, безусловно, самый яркий лидер среди руководителей городов. И Измаил можно отнести к числу лучших городов Украины, равно как и председателя его городского совета. Но давайте говорить по существу.
Что было в том же Ильичевске восемь лет тому назад. Развал и разруха, несмотря на то, что это самый молодой город и его инфраструктурам практически двадцать-двадцать пять лет. К тому же, в Ильичевске, пускай хуже, но стабильно работал порт, продолжали действовать крупные предприятия, функционировал и рыбный порт. Тем не менее, городской власти потребовались четыре года, чтобы началось оживление и появились те результаты, о которых сегодня все говорят. В том же Измаиле сохранили свою стабильность Дунайское пароходство и Измаильский порт. Более того, если раньше в порту Измаила обрабатывали до трех миллионов тонн грузов, сейчас объем переработки достиг семи миллионов. Есть о чем говорить? И той же Измаильской местной власти потребовалось четыре года, чтобы в городе ощутимо и явственно начали происходить изменения.
Какова картина у нас? Наш градообразующий Ренийский порт в советские времена был ориентирован на страны Совета Экономической Взаимопомощи. С распадом Советского Союза, распался и СЭВ. Сегодня объем грузопереработки в порту составляет два миллиона тонн. Можно ли сегодня говорить о порте, как о градообразующем предприятии? Увы, нет.
О специальной экономической зоне «Рени». Ведь мы только в 2002-м году получили всю необходимую нормативно-правовую базу. То есть, СЭЗ фактически вступила в свои права лишь год тому назад. А какова была обстановка в момент формирования СЭЗ и принятия документов? Тогда уже и правительство, и МВФ всерьез говорили о необходимости закрытия СЭЗ в Украине. И на этом фоне, на фоне все возраставшего недоверия к Украине, мы продолжали формировать СЭЗ. Кто из серьезных инвесторов решался тогда рисковать и думать об инвестициях! Практически таких не было. Но мы нашли их и сделали, казалось бы, невозможное. Я уже не раз подчеркивал, как важно для СЭЗ найти инвестора, который первым готов вложить первый миллион. С этого все начинается. И мы нашли, и в СЭЗ инвестировали не один, а пять миллионов. Это в условиях недоверия к Украине, в условиях применения штрафных санкций FAFT, практически в условиях обстоятельств форс-мажора, когда любые предложения, любые разработки и проекты откладываются неизвестно на какой срок, как говорится, до лучших времен. Теперь как мы видим и крупный, мощный проект по строительству соевого завода сдвинулся с мертвой точки. А это уже инвестиции на порядок больше, - сорок миллионов долларов.
Есть основания говорить, что в СЭЗ ничего не происходит? Таких оснований нет. А ведь весь мировой опыт СЭЗ говорит о том, что настоящая отдача от СЭЗ, рост инвестиционной активности проявляются здесь спустя пять лет после создания специальных зон. У нас, к сожалению, нужно говорить о том, что существуют реальные силы, заинтересованные в том, чтобы тормозить движение в СЭЗ. Относится это в полной мере и к Рени.
Приводя в пример Измаил и Ильичевск, не был сделан акцент на том, что является самым главным. А это то, что названные города – города областного значения. Статус города имеет здесь решающее значение, потому что городской бюджет формируется иначе, сорок, а не пятнадцать, как у нас, процентов отчислений поступают в городской бюджет. Мало того, что из городской бюджет значительно больше, государство его еще и дополнительно финансирует на ремонт и строительство дорог, на жилищно-коммунальное хозяйство. Всего этого Рени лишен и будет лишен до тех пор, пока у города сохраняется статус города районного подчинения.
Статус районного подчинения – это огромная обуза, которая значительно тормозит развитие города. Изменить этот статус, стать городом областного подчинения, получить в городскую казну средства, которые город реально зарабатывает, - вот та самая главная задача, которую мы поставили перед собой, решения которой добиваемся и, уверен, добьемся.
Не учитывая таких обстоятельств, как мне представляется, нельзя предметно и конструктивно говорить о чем бы то ни было. Что же касается критики, я открыт для нее и открыт для диалога. Давайте, критикуйте действия мэрии, но с аргументами. Давайте, высказывайте предложения, предлагайте свои варианты решения тех или иных проблем. Только давайте делать все это аргументировано и обоснованно.
Например, по проблеме, связанной с интервью, данным РМТ В мой адрес высказано немало упреков, районным советом создана комиссия по этике, которой поручено разобраться с содержательной частью прозвучавшей телепередачи. Пожалуйста, разбирайтесь! Но почему выдвигаются упреки и обвинения в мой адрес, а члены комиссии или ее председатель до сих пор так и не встретились с мэром города. Я же никуда не исчез, я здесь, на месте!
И потом, если действительное в моем или в выступлении РМТ задеты чья-то честь и достоинство, зачем аппелировать к прессе или общественному мнению?! Есть нормальный, естественный и единственно верный путь решения этой проблемы: обратиться в суд. Суд взвесит все доводы, учтет обстоятельства и примет решение. И не надо ничего другого. Здесь я могу только поддержать высказанную автором статьи в «Час пик» точку зрения, что нужно отбросить эмоции и действовать по существу.
Мы говорим не о конфликте возникшем между руководством города и порта. Мы говорим о позиции городского головы в самом существенном для нас вопросе. Проблема по СЭЗ сегодня состоит в следующем: идет прямое нарушение Закона о СЭЗ «Рени». Городской совет и исполком являются органом управления СЭЗ. Администрация СЭЗ (дирекция) – это обособленное юридическое лицо и директор СЭЗ не может быть подчинен начальнику порта. Это не только абсурд, но и, повторяю, прямое нарушение Закона о СЭЗ «Рени». Это главное.
Что же касается критики и предложений, говорю еще раз: для критики мэр города не закрыт. Если речь идет о конструктивных предложениях, давайте решать. Если о защите чести и достоинства, есть суд. А если хочется выплеснуть эмоции, совсем не обязательно их выносить на страницы газет.

  • В программе «Однако» московского телевидения, вызвавшей «международный скандал», так ничем и не закончившийся, Михаил Леонтьев обнародовал сведения, которые затем так и не были опровергнуты[...]
  • Севастопольские краеведы и историки бьют тревогу по поводу очередного, с их точки зрения, акта вандализма, совершающегося в настоящее время на западном мысу Балаклавы. Бригада рабочих, вооруженных газорезками, разбирает на металлолом береговую артиллерийскую батарею номер 80, которая в 1996 году в итоге раздела Черноморского флота была передана в состав ВМС Украины[...]