Мы живем не в вакууме, не в пустыне...

Мы живем не в вакууме, не в пустыне...

...C некоторых пор в редакцию стали настойчиво звонить. Одни – вежливо, другие, прямо скажем, - не очень. Одни интересовались, как понимать... другие просто кричали в трубку: «Вы публикуете дезинформацию!!!» И крик был настолько силен, что три восклицательных знака эмоций голоса не демонстрируют. С некоторых пор, встречая на улице редактора, люди спрашивали об одном и том же, с разной степенью озадаченности и интереса. А все сводилось к тому, что происходит с газетой, почему, выражаясь точно, «лихорадит» ее стиль и появляются материалы, вызывающие отчаянное недоумение, например, о детском футбольном турнире, написанном в фантасмагорических красках и непонятно ради чего. Звонили в редакцию, спрашивали и по другим вопросам, на которые, во-первых, трудно было ответить определенно и однозначно, а , во-вторых, не на всякий вопрос можно было ответить, не поступившись какими-то вполне человеческими моральными обязательствами перед другим человеком, независимо от того, брал ты на себя эти обязательства, так сказать, официально или нет.
Но, как утверждают великие мудрецы, все проходит. И есть вопросы, не отвечать на которые просто нельзя, если мы хотим сохранить достоинство и уважение, хотя бы по отношению к самому себе, не говоря уже о других. Тем более, что наша читательская аудитория этого ждет, и нельзя лишний раз давать повод общественному мнению утверждать, что роль СМИ сводится у нас к роли некоего персонала, обслуживающего интересы вовсе не читателя.
А случилось вот что. С тех самых некоторых пор Сергей Степанович Колевич начал проявлять редакторские качества по отношению к материалам, готовящимся к публикации в газете «Час пик». С одной стороны так и должно быть, когда идет речь об интервью, статьях и другого рода публикациях, исходящих от имени горисполкома или его руководителей. Так должно быть, и мы всегда даем такие материалы «на вычитку». Но речь может идти только об этом и никогда – о контроле над текущей деятельностью и политикой редакции, что противоречит и нормам, принятым в обществе, и законодательству.
Но все мы – люди, можем ошибаться. И никогда не следует становиться в позу, требовать буквы закона, если есть возможность объяснить человеку его ошибки, убедить не превышать своих полномочий, просто поговорить по душам... Автор этих строк и пытался это сделать, всякий раз убеждая, что не надо вокруг видеть врагов, что мы понимаем трудности, с которыми сталкивается мэрия, разделяем точку зрения на необходимость тех или иных перемен, здоровых начинаний, которых у городской власти много, и давайте будем союзниками, давайте будем слышать друг друга.
Ваш покорный слуга, к сожалению, так и не был услышан, а редакторский темперамент Сергея Степановича перешел грань допустимого, когда просто был запрещен к публикации материал, который мы сегодня публикуем на четвертой странице этого номера (Неперспективных дел не бывает).
Ваш покорный слуга, и как журналист, и как человек, и, наконец, как секретарь нашей областной организации Национального союза журналистов допустить откровенную цензуру по отношению к СМИ просто не мог. И на вопросы читателей, на которые, как уже сказано было выше, трудно было ответить, не поступившись какими-то моральными обязательствами, редактор отныне должен был ответить, потому что одна из сторон сама первой отказалась от выполнения тех самых моральных обязательств.
Если бы речь шла только о цензуре по отношению к газете «Час пик», прямо скажу, не стал бы писать об этом. Проблемы взаимоотношений СМИ и власти можно решать на уровне той же власти спокойно и по-деловому. Но нельзя пройти мимо проблем, которые волнуют всех, и которые, вдруг, перечеркиваются как тема несуществующая, не подлежащая общественной оценке и принятию жестких, конкретных мер. Прежде всего, речь - о криминальной обстановке в городе, которая всех волнует и всех беспокоит. Делать вид, что этого нет, и у нас все хорошо, – так уже было двадцать лет тому назад, во времена так называемого партийного руководства печатью, когда цензура действительно существовала. Правда, преступники тогда все же сидели в тюрьмах...
Проблема преступности не только в Рени. Читатель, наверное, обращал внимание на наши публикации из других городов, например, из Черкасс или Риги, где местные власти принимают свои меры профилактики преступности. Запрещают торговлю спиртным и даже пивом в позднее время, определяют границы времени, запрещающие, например, подросткам, моложе 18 (и даже 21 года) находиться в общественных местах. И ничего. Ну, может быть, и страдает торговля ночных магазинчиков и кабачков, но людей это совершенно не должно волновать. Нас должны волновать безопасность и порядок на улицах. И в этой связи никак не могу разделить оптимизм мэра города по случаю оживления частного предпринимательства, как фактора создания рабочих мест. Если они создаются так, что водку можно купить где угодно и когда угодно, а в час ночи учинить пьяную драку, закончившуюся убийством молодого парня, лично для меня такой фактор является показателем совсем другого «оживления», - преступности. И с этим надо решительно бороться. Может быть, столь же радикально как в Риге и Черкассах. Как, между прочим, и в Одессе, где «пьяные будки» вблизи домов буквально неделю или две назад решением мэрии снесли и вывезли на свалку.
Кстати, раз уж мы затронули эту тему, не могу не вспомнить, что на днях, в ходе встречи нашего губернатора Сергея Гриневецкого с заместителем главы миссии посольства Финляндии в Киеве Тапиолой Пирккой Тапаши, речь шла о том, что для создания рабочих мест и наш отечественный, и зарубежный инвестор сейчас уже предпочитают реальное производство, а не сферу торговли и услуг.
О реальном производстве. О нашем градообразующем предприятии, каким был и по-прежнему остается Ренийский порт. Сразу оговорюсь, не со стороны руководства, со стороны наших читателей, портовиков, после известной телепередачи на РМТ, посыпались вопросы в редакцию, как мы это оцениваем, и будем ли что-то писать.
Писать, безусловно, будем. Не раньше, чем созданная районным советом комиссия, сделает свои выводы. Но есть вопросы, ответы на которые, как говорят, на поверхности. Нравится или не нравится тот или иной руководитель, есть у вас с ним психологический контакт или нет, - это сфера эмоций, которая оказывает плохую услугу в делах конкретных. А конкретика говорит о том, что в той же СЭЗ, и это признает сам мэр, дела продвигаются медленнее, чем хотелось бы. Смешно находить «крайнего» в виде начальника порта. Наверное, есть просчеты и в собственной стратегии. Не ошибается тот, кто ничего не делает. И здесь ничего обидного нет ни для кого.
Чтобы быть в этой связи предельно объективными, мы попросили специалиста, а не журналиста прокомментировать ситуацию, возникшую, мягко говоря, из-за не вполне корректной телепередачей РМТ. Этим специалистом оказался заместитель директора предприятия «Дельта-лоцман», занимающегося, в частности, дноуглубительными работами на Дунае, Константин Иванович Сизов. Вот его слова.
- Все эти разговоры о дноуглублении, о каком-то бездействии порта, на самом деле - уход от главной темы. А эта тема – то, что в Рени СЭЗ создавалась с учетом появления собственного Украинского судового хода на Дунае, то есть, строительства того самого канала на трехкилометровом отрезке в баровой части реки. Подчеркиваю, канал, это – условное название. На самом деле это всего лишь трехкилометровый участок судового хода. Если его не будет, калачом вы не заманите грузы в порт. Зачем платить больше, если можно найти более дешевый путь?
Ответ вносит ясность.
Если говорить о СЭЗ, позволю себе рассуждать как журналисту, на основе сравнений и сопоставлений, приводя в качестве примеров Ильичевск и Измаил, о чем знаю не понаслышке.
Скажете, сравнение некорректное? Может быть. Но давайте говорить не об условиях городов и географии, а о стратегии местной власти в этих самых городах. В этом случае неважно, о каком городе пойдет речь. Возьмем, к примеру, ближний Измаил, где о специальной экономической зоне только мечтают. Но за годы руководства городом С.В.Борисенко здесь в несколько раз увеличилось количество рабочих мест, серьезно возросла заработная плата, существенно повлиявшая на платежеспособность граждан, тем самым давшая толчок развитию городской инфраструктуры. А ведь с банальных вещей, по сути, все начинали. По словам Борисенко, в исполкоме однажды взялись и скрупулезно подсчитали... сколько мороженого съедают в городе, и сколько денег уходят из Измаила только на покупку этого продукта. Потом подсчитали, сколько горожане выпивают пива, и эту арифметику учли тоже. Какой результат? Оказывается, измаильское мороженое теперь продают даже в Париже, - абсолютно достоверный факт. А пивом Измаил сегодня торгует по всей Украине, привлекая деньги в свой город, а не наоборот. Мелочи! Мороженое, пиво. Ну, что тут особенного! Стратегия, избранная Борисенко оказалась безупречной.
Кажется, китайцы утверждают: «к большим делам относись с легкостью, а к мелочам, - как к самым важным»...
В Ильичевске восемь лет назад тоже была «мертвая зона» и ничего, кроме порта не работало. Вблизи огромной Одессы, Ильичевск терял кадры и хирел. Но стратегия Валерия Хмельнюка базировалась на том, чтобы создать для производственников максимальные удобства, сделать более выгодным, чем в Одессе размещение здесь производства и начать вытеснять импорт товарами отечественного производства. Что сегодня в Ильичевске? Производство качественной и дешевой обуви, крабовых палочек, зубной пасты, строительство завода по переработке сои. Инвестиции идут и идут в Ильичевск. И это несмотря на то, что Валерий Хмельнюк ставит перед производственниками жесткие задачи: высокий и обязательный минимум заработной платы при создании новых рабочих мест (не менее ста долларов), обязательные расходы на социальную сферу. В городе идет жилищное строительство, иногородние обеспечиваются общежитиями. На работу в Ильичевск теперь ездят из Одессы, а не наоборот, как это было раньше. В Ильичевске так же безупречно работает стратегия, ориентированная на конкретное производство, которое ставит конкретную задачу вытеснения импорта и развития экспорта. Те же крабовые палочки теперь поступают на внешний рынок, приносят валютные поступления в Украину, постепенно ликвидируя наш импорт по этому виду продукта. А между тем, СЭЗ в Ильичевске нет, но это не значит, что ильичевцы не хотят СЭЗ или она им не нужна. Такой вопрос - не главный, когда работает стратегия.
В этом смысле стратегия нашей СЭЗ все-таки вызывает вопросы. Мэр города не раз говорил, что она ориентирована на экспорт, на иностранного инвестора, на высокую ликвидность экспортных поставок. Все это замечательно, участие исполкома в этих проектах сулит, порой, баснословные дивиденды. Но ведь и вопросы возникают далеко не праздные. Мы чью экономику будем развивать? Свою, собственную? Или мы будем развивать экономику инвестора, который понесет ничтожные расходы на создание рабочих мест и оплату труда, а вся прибавочная стоимость и прибыль останутся за рубежом?
Вот какие вопросы сегодня задают люди. Вот – вопросы, ответы на которые они не находят на страницах нашей газеты, а находят в газетах других. И надо наконец-то понять, что мы живем не в вакууме, не в пустыне. Люди сегодня прекрасно владеют информацией, умеют анализировать и сопоставлять, и если они хотят получить исчерпывающий ответ, они его получат так или иначе. Их не удовлетворит, не устроит радостное заверение, что, в общем-то, все хорошо и замечательно, но нужно немножко потерпеть. Наступает время, когда терпеть людям надоедает основательно. И самый терпеливый может оказаться, образно говоря, в «непримиримой оппозиции». Поэтому и раздаются звонки в редакцию с гневными выражениями, как это было сказано выше, что мы-де публикуем дезинформацию.
Спешу заверить, что дезинформацию мы все-таки не публикуем. А разговор начистоту по этому поводу продолжим в следующем номере, во-первых, для того чтобы избежать эмоций, а, во-вторых, и, что самое главное, для того, чтобы настроиться на диалог и взаимопонимание. Наша жизнь так коротка, и в ней есть столько прекрасного, что грех нам, доверяясь эмоциям, забывать об этом. Любые проблемы можно и нужно решать, если мы хотим это делать.
А на сегодня мы устали...
(Окончание в следующем номере).
Александр Муравенко

  • При назначении подсудимым наказания, суд учитывает характер, обстоятельства, тяжесть, общественную опасность и последствия содеянного[...]
  • Бизнесмены, желающие без проблем разрешить споры с налоговой, часто попадаются на удочку "предприимчивых" граждан. Крупная рыба ловится с помощью объявлений буквально следующего содержания "Адвокат: споры с налоговой, уголовные дела". Помощь такие юристы, понятное дело, оказывают не бесплатно. А схема объегоривания следующая[...]