Чем чаще будут пересекать границу простые люди, тем крепче будет статус народной дипломатии...

Чем чаще будут пересекать границу простые люди, тем крепче будет статус народной дипломатии...

Не так давно делегация одесских журналистов, представлявших нашу областную организацию Национального союза журналистов, побывала в гостях у румынских коллег, встречалась с представителями нашей диаспоры, местными руководителями, политиками и производственниками в Браиле, Тульче и Галаце, в украинских селах. Своим впечатлениями от этой поездки делится одесский журналист Алла Войтенко.
Надо сказать, что представителей Одесской организации союза журналистов хорошо знают в Румынии. Наши коллеги первыми в Украине выступили с инициативой оказать помощь учебниками для нашей диаспоры в Молдове и Румынии и оказали эту помощь, собрав по всей стране необходимую литературу для украинских национальных школ. А нынешней осенью уже в Измаиле, Рени, Килие и Вилково, в рамках еврорегиона "Нижний Дунай" снова пройдут творческие встречи журналистов по обмену опытом и информацией о жизни, прежде всего, наших приграничных районов.

Мы едем через границу. Ту самую, разделяющую Украину и Румынию и многие украинские и румынские семьи. Румыния совсем близко. Несколько часов автобусом, прощальный взмах руки нашего пограничника. Проезд по пограничью, паром, переправляющий нас через мутные быстрые воды Дуная - и наконец-то встреча с побитовым радником уезда Тулча (по-нашему депутатом облсовета) Ананием Ивановым. Пан Ананий - украинец и очень этим гордится. Его язык красив и безупречен, авторитет среди местных жителей высок, а уважение среди местного политического истэблишмента - непоколебимо.
Ананий - в прошлом диссидент, отсидевший немалый срок при режиме Чаушеску за политическую деятельность, затем - депутат в румынском парламенте. Любимое детище - Союз украинцев, а самая больная тема в разговорах - большое количество местных украинцев, которые при переписи населения называются румынами. Ананий их не осуждает: возможно, так легче будет жить их детям, но считает такую ситуацию ненормальной.
Хотя, заметим, после поездки по Румынии наша делегация единодушно отметила Тулчанский уезд, как самое "украинское" место Румынии. Первое лицо - председатель уездного совета, коллега нашего Владимира Новацкого Трифон Белакуренко - украинец.

Чем чаще будут пересекать границу простые люди, тем крепче будет статус народной дипломатии...

Первое знакомство с господином Трифоном. После официального приема председатель уездного совета приглашает нас отобедать в небольшом деревянном домике приемов, стоящем на берегу Дуная. Его весьма скромная машина идет перед нашим автобусом. Вдруг автомобиль вежливо прижимается к обочине и пропускает спешащую по служебным делам машину полиции. Согласитесь, мы к этому не привыкли...
Трифон Белакуренко - человек молодой, с хорошим инженерным образованием. Сегодня таких называют политиками новой генерации. Его заветная мечта, о которой он говорит и в официальной беседе на румынском языке, и в неофициальной по-украински (а наш язык в этом районе знают и понимают практически все), - как можно теснее сотрудничать с Одесским регионом и, в частности, с губернатором Сергеем Гриневецким, на которого Белакуренко возлагает большие надежды в расширении и укреплении взаимоотношений между нашими странами.

Чем чаще будут пересекать границу простые люди, тем крепче будет статус народной дипломатии...

А еще председатель уездного совета Тулчи мечтает найти свою родню. Его отец родом из-под Измаила, из села Броска.
Наш добрый ангел и одновременно гид-переводчик Ананий Иванов, сидя у окна автобуса, колесящего по уезду, загадочно улыбается: сегодня вечером украинских журналистов ждет сюрприз. Сюрприз последовал незамедлительно после поселения в маленькую и очень уютную гостиницу "Тео", расположенную в селе Махмудиа на берегу Дуная.
В зале на втором этаже отеля украинских журналистов встретили народными песнями очаровательные детишки с преподавательницей, свободно говорящей на украинском языке.
Магда-Кармен Гросу - украинка. Ее бабушка украинка Карпова из Одессы, отец тоже украинец с самой распространенной в Румынии среди украинцев фамилией Иванов. Магда - единственная выпускница специальной группы украинского лицея, ставшая педагогом, так как в этом были заинтересованы ее родители.

Чем чаще будут пересекать границу простые люди, тем крепче будет статус народной дипломатии...

Воспитанники Магды, ученики младших классов, в веночках и вышиванках, видимо, не чужды тяжелого крестьянского труда - у малышей натруженные руки и обожженные первым весенним солнцем личики.
- Эти дети из очень небогатых крестьянских семей, - рассказывает Ананий. - Им преподает Магда, поэтому они знают язык. Дело в том, что школы на украинском языке существовали в Румынии до 1958 года. В Тулче был украинский лицей. Я в свое время сам учился в такой школе. Затем в течение многих лет, вплоть до конца 1989 года, мы могли об изучении родного языка в школе только мечтать.
Все изменилось после событий 1989 года. Руководство Тулчанской украинской громады совместно с уездным инспектором по образованию пролоббировали вопрос об открытии в местном педагогическом лицее класса учителей украинского языка. Его и закончила Магда. К сожалению, учителей таких очень мало. И хотя руководство уезда всячески поддерживает изучение украинского языка в школах, преподавать его некому.

Чем чаще будут пересекать границу простые люди, тем крепче будет статус народной дипломатии...

...Село Махмудиа, в котором перед нами выступает украинский детский хор, сравнительно недалеко от Тулчи. Село небогатое. Скромные чистенькие домики, привычный транспорт - каруца и лодки, которые или ползут, или несутся (хозяин купил дорогой мотор) по Дунаю. Вечером темно и тихо. Утром, пока мы не проснемся, никто из строителей, асфальтирующих площадку перед отелем, к работе не приступит - гостям должно понравиться здесь, ведь каждая копейка в селе на счету.
Итак, дети поют украинские песни о Дорошенко, ведущем свое запорожское войско, казаках, калине, читают стихи Шевченко. Заветная мечта многих - побывать в Украине, учиться у нас. Для них - это шанс пробиться к совсем другой жизни, ведь понятно, что при такой бедности в лицей смогут поступить единицы, а остальные обречены, как и их отцы и матери, копать огороды, ловить рыбу в Дунае и передавать из поколения в поколение память о далекой родине - Украине и украинских предках.
Утро. С реки волнами тянет туман. Мальчик-бармен, готовящий нам кофе (эта работа - предмет зависти многих местных мальчишек), улыбаясь, через переводчика говорит: я тоже украинец. Честно говоря, сразу становится теплее на душе...

Чем чаще будут пересекать границу простые люди, тем крепче будет статус народной дипломатии...

Мы едем в монастырь Челик Дере. По дороге автобус сворачивает в сторону, ныряет по утрамбованной сельской дороге и тормозит у небольшого обелиска. Надпись на нем гласит: "Українці з Добруджі (Румунія) вшановують цим монументом пам'ять славних запорізьких козаків з України, які наприкінці XVIII ст. поселились в гирлі Дунаю і заснували оборонне укріплення - Задунайську Січ - і утримували його до 1828 р. Цей пам'ятник споруджено за ініціативою керівництва крайової організації Союзу Українців Румунії з Добруджі (Тулча) та при підтримці центрального проводу Союзу українців Румунії (Бухарест) 06.05.1997 р."
Обелиск стоит на небольшом возвышении, вокруг поля, холмы. Со времен Задунайской Сечи здесь мало что изменилось. И высокий старик со словами "наші приїхали!" как будто из того, давнего, времени.
Впрочем, в какой-то мере так оно и есть. Арсений Хусаренко (предок был гусаром) и его жена Пелагея - потомки казаков и липован. Язык знают, в церковь ходят. Тем более церковь построена предками - дедами Арсения: Петром, Максимом и Драганом. На их постоялом дворе останавливались паломники, монахи из соседнего монастыря. Когда монахи состарились, то пришли к набожным дедам и отдали им иконы, утварь с заветом построить храм. Так и родилась церковь святой Покровы в Дунавце, а вокруг нее и выросло село.
Дед Арсений лучшим лекарством от всех болезней считает домашнее красное вино, которым тут же нас и угощает, а на прощание, узнав, что мы одесситы, поет песню "Шаланды, полные кефали". Вот тебе и румынское захолустье!..
Помимо монастыря Челик Дере, на нашем пути будет еще немало храмов: и древний святого Афанасия, пробывший под землей века, и небольшие сельские церквушки, но от древних стен в небольшом селе Теплице сразу повеяло чем-то родным и знакомым. "Аналогичный собор - Вознесения Пресвятой Богородицы в Киево-Печерской лавре - его брат, - по-русски сказал проходивший мимо пожилой человек и продолжил, - не входите, там опасно для жизни". Мы все-таки вошли...
Даже годы и разруха не смогли изуродовать стройные линии собора. "Молятся в домике поблизости", - подсказал нам местный житель.
Действительно, в небольшой хатке - иконы, лампады и детские рисунки. Все чисто и бедно, очень бедно. По улице вдоль храма ползет телега с дедом-возницей, мурлыкающим под нос украинскую песню.
- А дети язык знают? - спрашиваю я. - Нет, это мы, старики, собираемся и поем, а у молодежи совсем другие интересы, - отвечает мой собеседник. - Хотя, дай Бог, и вспомнят о том, что они украинцы, и дорогу к храму проложат...
Наш путь - еще к одному храму, через горы и склоны с подснежниками. Монастырь в Челик Дере - один из крупнейших в Румынии. Известен он тем, что когда-то в нем существовала церковная школа для украинских детей, и монахини были из украинских сел. Но все это происходило очень давно, и сегодня среди 75 немолодых монахинь - ни одной украинки.
У храма - мельница, за ним - лес. Настоятельница монахиня Ирина с гордостью показывает нам плащаницу, вышитую старославянской вязью, - работу монахинь-украинок, рассказывает о том, что до 1930 года службы здесь велись на старославянском. Святыня храма - чудотворная икона Казанской Божьей Матери, защитившая монастырь от закрытия в коммунистические времена. Настоятельница провожает нас, передавая наилучшие пожелания украинскому народу, за который молятся и здесь, в заброшенном в румынских горах храме.
Румыния - страна уникальная. Фантастически красивы имена у здешних мужчин - Траян и Октавиан здесь не редкость, многие в профиль напоминают римских патрициев. В самых неожиданных местах из-под земли на поверхность выходят складки роскошного цветного гранита, на улицах бедных сел стоят новейшие европейские телефоны-автоматы с целыми (!) стеклами, на высокой горе вдруг начинает звонить мобилка, которая с трудом принимает сигнал в тридцати километрах от Одессы...
Еще одно чудо попалось нам по дороге в Тулчу и иначе, чем подарком судьбы, я это назвать не могу.
Много лет назад, в 1971 году, в маленьком румынском селе Никулицел прошли дожди, и из-под земли показалась стена. Вызванные археологи обнаружили часть подземного храма: стены и алтарь христианской церкви второй половины IV века нашей эры. Когда копнули чуть глубже и отвалили в сторону большой камень, то увидели захоронение. Именно здесь много веков назад погребли четверых христианских проповедников, зверски замученных язычниками.
- Это были похоронены последователи Иисуса - Зотик, Антал, Колгасус и Филипп, - волнуясь, рассказывает экскурсовод. - Над местом их захоронения позже воздвигли храм. А потом он через много веков ушел под землю и люди забыли о его существовании...
После находки мощей мучеников канонизировали, день памяти их церковь отмечает 14 июля, мощи находятся в монастыре неподалеку. Над остатками храма воздвигнут стеклянный купол.
На нашем пути еще два уезда. После Тулчи - Браила. После тулчанского зеленого устья Дуная и рыбаков, вытаскивающих из воды искрящуюся на солнце рыбу, - браильская фабрика рубашек, выпускаемых для многих стран Европы. Построенный на еврогранты дом для защиты молодых матерей от семейного насилия. Старинный театр. Университет, где контрактное обучение по самой престижной для многих молодых румын профессии - журналистике - стоит непосильные деньги - 200 долларов в год.
Переводчик - флегматичный липованин Михаил - хитровато улыбается: вечером - неожиданность для вас. И действительно, в гостиничном ресторане поют и пляшут симпатичные дети, замечательно говорящие по-русски. Это - липоване. Здесь их очень много. Кстати, переводчик Миша - учитель местной школы, он же и драматург, сочиняет пьески для школьников, написал липованский гимн. Именно его ученики и поют для нас. Одежда на детях - хоть в музей, поют замечательно, но почему-то не улыбаются. Красивая блондинка, председатель русской общины Браилы Феодосия Петровна Грибан поясняет:
- У нас сейчас пост. Нельзя смеяться, танцевать, развлекаться. Мы попросили священника разрешить это выступление в порядке исключения. Вера - это очень серьезно, это то, что держит нас вместе все эти годы.
350 лет назад предки Феодосии Петровны поселились под Браилой, в небольшом селе. Сейчас это практически центр города. Живут, как много веков назад, в храм ходят в тех же живописных костюмах, в которых ходили матери и бабушки, детей называют по церковному календарю. И если официально в Браиле 3 тысячи 500 липован, то по церковным книгам считается 8 тысяч.
- Здесь живут очень дружно все: греки, русские, липоване, евреи, турки, татары, - говорит Феодосия Петровна. - Мы дружим со всеми, но придерживаемся своих обычаев - то, что дает церковь при рождении, крещении, венчании, то с тобой всю жизнь.
Русская община зарегистрирована в Браиле с 1990 года, а центр ее в Бухаресте. Прекрасно понимая, что любое меньшинство существует, пока у него есть язык, браильские липоване добились того, что их школа - одна из лучших в Румынии. Из более чем 300 учеников 250 - дети русских липован.
Многие мечтают побывать в Украине, но самая заветная мечта - поездка в Вилково. Даже Феодосия Петровна, которая в свое время нередко бывала в СССР, а сейчас приезжает в Украину достаточно часто, в Вилково не была.
В Румынии многие хотят побывать в Украине. И дело не только в родственниках, которых немало. Сейчас нашим соседям нелегко: достаточно высоки, по сравнению с доходами, цены в магазинах, несмотря на старания правительства, социальная защита оставляет желать лучшего, остры проблемы с жильем и его оплатой. По уровню жизни и доходов Румыния - это мы 5 - 7 лет назад. А ведь всем хочется заглянуть в свое ближайшее будущее...
Следующий пункт нашей поездки - Галац. Один из самых козырных пунктов программы - фестиваль дунайской селедки.
Для нас фестиваль начинается с того, что под окнами гостиницы появляется на ранней зорьке заместитель председателя уездного совета в полной камуфляжной форме, с удочкой под мышкой, и все мы перемещаемся на берег реки, где в течение нескольких часов сотни мужчин самого разного возраста пытаются поймать в Дунае хоть одну рыбку. Победитель вылавливает около 650 г мелюзги. Счастливы все: рыбаки, спонсоры (местный пивзавод), люди, заполонившие набережную, и, конечно, дети. Здесь их очень много, и рыбалкой большинство увлекается всерьез, хотя жареную селедку - порция стоит около двух долларов - позволить себе могут не все.
В плане наличия земляков Галац такой же, как и все предыдущие пункты нашего путешествия: на улицах, в гостинице, услышав, что мы говорим по-украински и по-русски, подходят местные жители, здороваются, расспрашивают о жизни в Украине.
Но настоящим украинским языком мы насладились на встрече с представителями нацменьшинств, проходившей в Галаце в последний день. Греки, турки, евреи, немцы с неподдельным интересом расспрашивали нас о том, как представители их национальностей живут в нашей стране, дарили буклеты и журналы, обменивались адресами. А украинская община демонстрировала видеоклипы, журналы, фотографии, вспоминала о поездках в нашу страну. Ведь живем-то совсем рядом, всего несколько часов езды и, наверное, чем чаще будут пересекать эту границу не только политики, но и простые люди, тем крепче будет статус народной дипломатии...

  • У школ, как и у людей есть свои биографии. Достаточно интересна и биография нашей средней школы № 2. Ее рождение состоялось как раз сразу, после освобождения Рени от немецко-фашистских захватчиков[...]
  • Уже в мае-июне этого года пенсионное дело в Украине полностью будут вести только органы Пенсионного фонда. Этот порядок, согласно принятому постановлению правительства, отныне распространен на все регионы и города Киев и Севастополь[...]